Мобильное меню


Ещё разделы
ПОДПИСЫВАЙСЯ
Картинки
Форма входа
ОнЛайн
Онлайн всего: 53
Гостей: 53
Пользователей: 0
Реклама
Это Интернет, который нам обещали
Познавательное

Это Интернет, который нам обещали

Админчег Muz4in.Net Тэги


Всемирная паутина не чувствовала такой поддержки с тех пор, как её изобрели, и этому поспособствовала пандемия коронавируса.



С тех пор как в 1991 году появился первый веб-сайт, цифровой мир раскололся во многих отношениях, позволив плохому поведению, например, порно-мести и киберзапугиванию, и стал архивом худшего, что есть в человечестве. Однако в разгар глобальной пандемии, когда многие из нас пребывают в изоляции, Всемирная паутина начала отражать то, что представлял себе её изобретатель Тим Бернерс-Ли: совокупность идей, которыми делятся не ради славы или финансовой выгоды, а для расширения человеческих знаний.

Благодаря усилиям Zoom, платформы для проведения бесплатных онлайн-занятий, канадских телекоммуникационных компаний, отказывающихся от роуминга и платы за дальнюю связь, когда большинство из нас работают дома, Uber, бесплатно доставляющей еду медицинским работникам, цифровая экосистема переживает бум организационного альтруизма.

Эта поддержка, по-видимому, распространяется и на взаимодействие людей в Интернете. Пользователи всё больше начинают общаться с друзьями, которые находятся далеко. Незнакомые люди в Twitter предлагают деньги, чтобы помочь оплатить чужие расходы. Специалисты в области психического здоровья, инструкторы йоги и писатели бесплатно предоставляют свои услуги, чтобы помочь справиться с последствиями самоизоляции.

Да, это правда, что глобальные события в эпоху Интернета всегда выливаются в виртуальную поддержку, как это было сделано в отношении Пожарного департамента Нью-Йорка и его жителей после терактов 11 сентября 2001 года. Тем не менее, эти моменты были омрачены ненавистной риторикой. Дезинформация распространялась так же быстро, как и факты. В то время как дезинформация, расизм и насилие всё ещё являются проблемами в рамках этой пандемии, пользователи Всемирной паутины, похоже, более привержены вещам, которые объединяют нас — нашему страху и решимости перед лицом COVID-19.

В 1989 году Тим Бернерс-Ли работал в ЦЕРНе (Европейская организация по ядерным исследованиям), когда он придумал способ, который мог помочь исследователям, работающим на разных компьютерах, обмениваться информацией. Потребовался ещё год, чтобы этот проект, первоначально называвшийся Mesh, превратился в самую раннюю версию Всемирной паутины. Босс Бернерса-Ли в то время отложил своё первоначальное предложение, но позволил ему приступить к написанию кода, который мог бы стать архитектурой для обмена документами в режиме реального времени. Зачатки Интернета уже существовали благодаря ARPANET и финансированию со стороны Министерства обороны США, но именно Бернерс-Ли сыграл важную роль в том, чтобы сделать его доступным для широкой общественности. В первые дни Интернет был доброжелательным местом, где программисты и компьютерщики делились своей работой бесплатно.

В апреле 1993 года ЦЕРН и Бернерс-Ли сделали программное обеспечение Всемирной паутины общественным достоянием, предоставив основному коду открытую лицензию – без роялти, навсегда. В следующем году Бернерс-Ли основал World Wide Web Consortium – международное сообщество, занимающееся разработкой веб-стандартов и рекомендаций и пропагандирующее ценности открытости, совместимости и нейтральности поставщиков. Всё, что шло вразрез с этими основополагающими принципами – будь то разработчики, программное обеспечение или код – представляло собой риск возникновения напряжённости в растущем сообществе. Этот вид кооперативной собственности, по-видимому, привёл к менталитету, согласно которому мы не должны платить за вещи, которые можно бесплатно размещать, если не бесплатно создавать. Помните, как нам приходилось покупать весь альбом, даже если нам понравилась всего одна песня? Теперь, когда мы платим за то, что хотим, мы перепрыгиваем с одной музыкальной платформы на другую, уклоняясь как от рекламы, так и от финансовых обязательств. По сей день традиционные отрасли промышленности — особенно печатные СМИ — борются за то, чтобы воспроизвести способность зарабатывать деньги как в эпоху до появления Интернета.

Но вера в то, что Интернет должен быть бесплатным и принадлежать всем, кто им пользуется, также снижала стандарты дискурса. Любому человеку разрешалось публиковать что угодно, и анонимность означала, что в реальной жизни было очень мало последствий. Маятник качнулся от доброжелательного, кооперативного начала к тёмной стороне человеческой природы, где люди могли объединяться в сообщества, пропагандируя идеи насилия и ненависти. Но, как показывает пандемия, та же самая сила может позволить отвоевать «паутину» обратно у тёмной стороны.

Дезинформация во время пандемий прошлого, от Чёрной Смерти до испанского гриппа, распространялась почти так же быстро, как и сами вирусы. В середине 1300-х годов, когда бубонная чума достигла своего пика, основным способом обмена информацией было «сарафанное радио», которое было слишком медленным, чтобы успевать за распространением вируса. В то время как хоронили первых жертв чумы, европейцы и азиаты в районах, которые ещё не столкнулись с болезнью, продолжали придерживаться обычной рутины, не подозревая, что чума распространяется по торговым путям, кораблям и городам.

Начиная с 1918 года, испанский грипп — названный так потому, что испанские журналисты без цензуры могли открыто сообщать о нём во время войны, а не ввиду ошибочного предположения, что он возник в Испании — по оценкам, унёс жизни около 100 миллионов человек во всём мире. По оценкам, он убил от 50000 до 55000 канадцев и привёл к созданию федерального Министерства здравоохранения, но новости сообщения о его летальности не преобладали в средствах массовой информации. Кроме того, информация о его серьёзности и скорости распространении, вероятно, была занижена из-за цензуры прессы в свете военных действий. В газетах новости о пандемии часто заменялись освещением событий войны. Статьи о болезни редко попадали на первую полосу.

Канада была не единственной, кто совершил эту ошибку. Некоторые местные власти в таких странах, как Италия и США, сводили к минимуму серьёзность вспышки, отрицая количество жертв или стремительное распространение инфекции. Уилмер Крузен, директор общественного здравоохранения Филадельфии, запомнился тем, что преуменьшал значение болезни для общественности. В то время как другие специалисты в области общественного здравоохранения не допускали массовых собраний, Крузен позволил состояться филадельфийскому ежегодному параду, как и планировалось. К весне 1919 года в Филадельфии от испанского гриппа умерло около 12000 человек.

Пандемии прошлого не имели той коммуникационной сети, которую предлагает нам сегодня Интернет. В случае с COVID-19 Интернет предупредил нас, что новая болезнь распространяется очень быстро, даже несмотря на то, что некоторые правительственные чиновники преуменьшали её серьёзность. В конце декабря прошлого года доктор Ли Вэньлян использовал WeChat, чтобы рассказать своим коллегам-медикам о похожем на ТОРС вирусе, который он стал выявлять у своих пациентов. Китайские власти сделали всё возможное, чтобы лишить его связи, но к тому времени лёд уже тронулся. Интернет передавал истории от первого лица, появлялись новые данные, росла осведомлённость, хотя большинство людей и правительств в мире реагировали медленно.

Примерно в то время, когда вирус начал приобретать масштабы пандемии, а такие СМИ, как Fox News, утверждали, что демократы делают из мухи слона, правду ретвитили и репостили, поднимая её выше в наших новостных лентах. И хотя люди имели доступ к информации, у них также была возможность игнорировать её. Поскольку всё больше людей получали новости из социальных сетей — где алгоритмы могут выдвигать на первый план информацию, согласованную с вашими интересами, и исключать то, с чем вы не взаимодействуете — существовал риск, что восприятие серьёзности ситуации зависело от вашего мировоззрения. Но эта информация всё же прорвалась наружу, как и анекдотические истории о COVID-19 от таких известных людей, как Том Хэнкс и Идрис Эльба. Истории от первого лица становились всё более распространёнными, и по мере того как увеличивалось число смертей, росло и количество историй от медицинских работников и пострадавших в режиме реального времени на YouTube, в Twitter и Facebook.

Это было похоже на нехарактерную и беспрецедентную волну подлинной беседы. И это именно то, что нам нужно, чтобы напомнить, почему у нас есть Интернет.

Существует стереотип о высоко вовлечённом Интернет-пользователе — что это чувак, живущий в подвале дома своей матери в грязи и нищете, озлобленный на весь мир и готовый анонимно атаковать любого, скрываясь за безопасностью экрана. Такой человек может существовать, но вовлечённый пользователь Интернета 2020 года — это все, кто использует сеть как способ оставаться в курсе событий и не допустить одиночества в условиях изолированной жизни.

Тролли и мошенники не исчезли после начала пандемии и всё ещё используют Интернет, чтобы путать и дурачить нас, распространяя ложную информацию. Компании-разработчики программного обеспечения постоянно принимают меры для предотвращения этих действий.

Люди дерутся из-за туалетной бумаги в продуктовых магазинах, а правительства рассматривают официальные обвинения против граждан, нарушающих карантин, но температура Интернета всё ещё кажется невероятно позитивной, фактической и благоприятствующей в целом. Будет интересно посмотреть, будет ли Всемирная паутина развиваться по тому же пути, когда мы начнём возвращаться к нашей привычной жизни. Мы все (вольно или невольно) участвуем в том, что The Atlantic метко назвала «крупнейшим в мире естественным экспериментом по изменению поведения».

Вопрос в том, сможем ли мы сделать эти изменения постоянными? Сможем ли мы снова приблизиться к тому, что изначально планировал Бернерс-Ли? В прошлом году в своём выступлении, посвящённом тридцатилетию Всемирной паутины, он назвал борьбу за Интернет одной из самых важных битв нашего времени. «Граждане должны привлекать компании и правительства к ответственности за взятые ими обязательства и требовать, чтобы они воспринимали Интернет как глобальное сообщество, которое составляют люди, — заявил он. — Если мы не выбираем политиков, которые защищают свободную и открытую сеть, если мы не содействуем конструктивным, здоровым беседам в Интернете, если мы продолжаем нажимать кнопку "Я согласен", не требуя соблюдения наших прав на сохранение данных, мы снимаем с себя ответственность за то, чтобы эти вопросы оказались в приоритете для наших правительств».

Если большинство из нас будет игнорировать то, что нас расстраивает, и делиться информацией только внутри собственных пузырей, то мы потеряем прогресс, которого достигли за это время — когда власть вернулась к сильному цифровому сообществу, готовому сотрудничать.

Специально для читателей моего блога Muz4in.Net – по материалам сайта thewalrus.ca

Copyright Muz4in.Net © - Данная новость принадлежит Muz4in.Net, и являются интеллектуальной собственностью блога, охраняется законом об авторском праве и не может быть использована где-либо без активной ссылки на источник. Подробнее читать - "об Авторстве"



Вам понравилась статья? Просто перейди по рекламе после статьи. Там ты найдешь то, что ты искал, а нам бонус...


Почитать ещё:


Имя *:
Email:
Код *: