Мобильное меню


Ещё разделы
ПОДПИСЫВАЙСЯ
Картинки
Форма входа
ОнЛайн
Онлайн всего: 377
Гостей: 377
Пользователей: 0
Реклама
Единая теория всего плохого в Интернете
Познавательное

Единая теория всего плохого в Интернете

Админчег Muz4in.Net Тэги




Фейковые новости, троллинг, эхо-камеры, пузыри фильтров, кибертравля и технологическая зависимость – что, если всё это сводится к одной вещи?

Завеса удивления, которая когда-то окутывала Интернет, спала. За ней мы обнаружили неудобную правду об онлайн-жизни, наполненной фейковыми новостями, троллингом, кибертравлей, пузырями фильтров, эхо-камерами и технологиями, вызывающими зависимость. Как говорится, медовый месяц закончился.

Беды Интернета – это беды общества. Они существовали, пожалуй, вечно. Запугивание, маргинализация, насилие, пропаганда, дезинформация – всё это не ново. В действительности новым является масштаб и частота, активированные Интернетом. То, как работает Интернет, и, что более важно, то, как мы с ним взаимодействуем, усилили эти проблемы в десятки раз.

Наши публичные дебаты рассматривают каждый вопрос отдельно, пытаясь понять первопричину, механику и решения. Мы корректируем алгоритмы, чтобы лопнуть пузырь фильтров. Мы создаём функции и баним учётные записи, чтобы сократить количество фейковых новостей. Мы баним подстрекателей и требуем, чтобы все использовали настоящие имена, дабы положить конец травле. Что упускает из виду данный подход? Эти проблемы на самом деле не разделены. Все они являются симптомами более глубокого психологического феномена. Того, который живёт в центре человеческого взаимодействия с сетью.

Парадокс анонимности

Интернет живёт в парадоксе анонимности. Это самое публичное место, которое мы когда-либо создавали, а также один из наших самых личных опытов.

Мы взаимодействуем с цифровым достоянием посредством сияющих личных порталов, отгороженных от физического мира вокруг нас. Когда мы подключаемся к нашим устройствам, мозг создаёт психологический разрыв между онлайн-миром и физической реальностью. Мы переходим в состояние воспринимаемой анонимности. И хотя наши действия видны практически всем пользователям Интернета, в наших примитивных обезьяньих мозгах мы все становимся одинокими, когда совершаем вход в систему.

Это не анонимность в плане «настоящие имена против фейковых». Имена, которые мы используем, не имеют значения. Речь идёт о психическом отрыве от физической реальности. Дизайн наших устройств переносит нас в альтернативную вселенную. Туда, где мы психически, физически и эмоционально отделены от влияния, которое наши цифровые взаимодействия оказывают на реальность.

Мы также сталкиваемся с данным психологическим феноменом, когда водим автомобиль. Автомобиль – это вихрь в котором время и ответственность исчезают, а социальные нормы больше не действуют. Мы постоянно кричим и ругаемся на других водителей, но большинство из нас вели бы себя по-другому, если бы оказались с ними лицом к лицу. Прибавляя скорость с чувством непобедимости и незначительным беспокойство о последствиях, мы поём, танцуем и ковыряемся в носу, словно нас не видно за прозрачными стёклами. Мы разговариваем вслух сами с собой, как сумасшедшие, переживая (и побеждая) прошлые споры. Время летит, и мы перестаём отслеживать, как долго мы едим. Иногда мы даже не помним, как добрались до места назначения.

В этом пузыре анонимности реальный мир – кот Шрёдингера, он существует и не существует одновременно. Этот парадокс – причина, почему мы смущаемся, когда другой водитель замечает, как мы танцуем. Или почему истории о ярости на дороге, которые заканчиваются трагедией, так расстраивают. Мы убили кота и теперь имеем дело с последствиями.

Такова наша жизнь в Интернете. Каждый день мы по несколько раз попадаем и покидаем пузырь анонимности, пребывая в мире и вне его одновременно. Наш мозг функционирует по-разному в пузыре. Грань между публичным и частным стирается. Именно этот парадокс определяет масштаб проблем, связанных с нашим прекрасным Интернетом.

Киберзапугивание, тролли и токсичные сообщества

Так же, как и ярость на дороге, наш цифровой пузырь предоставляет нам психологическую свободу давать волю своим самым сокровенным чувствам. Безопасность нашей комнаты, письменного стола или экрана смартфона позволяет нашему мозгу попадать в пространство воспринимаемой безнаказанности, где последствия в лучшем случае являются далёкими и размытыми.

То, где мы находимся физически, не имеет значения. Взаимодействие с цифровым устройством требует внимательной обработки. Ваш мозг должен быть практически абсолютно занятым. На психическом уровне он полностью вытягивает вас из вашей текущей среды. Если вы когда-либо пытались поговорить с человеком, который занят проверкой своего телефона, вы знаете, что бесполезно ему что-то говорить, пока он не оторвёт свои глаза от экрана. Физический мир исчезает, и всё, что видит наш мозг – это экран перед нами.

В таком пузыре нет социальных ориентиров. Ни мимики, ни жестов, ни разговорных нюансов. Люди, с которыми мы взаимодействуем, кажутся безликими. Даже если мы знакомы с ними, эмоциональный разрыв, создаваемый экраном, означает, что наш мозг не должен учитывать влияние наших действий. При личном взаимодействии мы вынуждены брать на себя бремя немедленной эмоциональной реакции другого человека. В Интернете пользователи на время освобождаются от своей индивидуальности, точно так же, как водители отказываются от неё, когда садятся за руль. Они становятся ещё одной преградой, мешающей нам добраться из пункта А в пункт Б.

Как Роберт Путнам описал в своей книге-бестселлере «Боулинг в одиночку»: «Хорошая социализация является необходимым условием для онлайн-жизни: без учёта реальности взаимодействие в Интернете становится неконтролируемым, нечестным и странным».

В некотором смысле наш онлайн-опыт имитирует опыт тех, кто управляет беспилотниками. Сидя в помещениях без окон и глядя на цифровые ландшафты мира, они оказываются в зоне боевых действий, которая существует и не существует одновременно. Это создаёт пузырь анонимности между ними и целью.

Процитируем отрывок из статьи, опубликованной в New York Times: «Инфракрасные сенсоры и камеры высокого разрешения, прикреплённые к беспилотникам, помогли получить... детали офиса в Вирджинии. Однако... идентификация того, кто был под потенциальным прицелом беспилотника не всегда была возможной... Фигуры на экране выглядели как безликие серые капли, едва похожие на людей».

Когда наш мозг перемещается в пузырь, он создаёт искусственное разделение между нами и людьми, с которыми мы взаимодействуем. Это текст на экране, а не плоть и кровь. Кроме того, ввиду вуайеристской природы сети каждое взаимодействие происходит на глазах целого ряда людей, которых мы никогда не видим и о которых никогда не узнаем. Мы проживаем свою жизнь путём взаимодействия с безликими серыми каплями.

Легко удалить человека из капли. Это позволяет нам делать и говорить то, что не представляется возможным в реальной жизни. Этот же эмоциональный разрыв является причиной, почему при помощи текстового сообщения расставаться легче, чем во время личного разговора. Технологии создают психологический буфер. Тем не менее, буфер является временным. В какой-то момент мы возвращаемся к реальности.

Те, кто управляет беспилотниками, на протяжении 12 часов находятся в пузыре анонимной войны. Когда их смена заканчивается, они возвращаются домой к своим семьям и вынуждены заниматься "нормальной" деятельностью в реальном мире. Это контрастирует с солдатами, которые живут в зоне боевых действий и соответствующим образом корректируют всю свою реальность. Те, кто управляет беспилотниками – анонимные участники войны, которая существует и не существует одновременно.

И хотя как большинство из нас входят в систему не для того, чтобы убивать людей, мы всё равно живём параллельной жизнью, когда становимся и прекращаем быть анонимными и принимаем участие во взаимодействии с альтернативной вселенной. Взаимодействии, о котором иногда не знают даже наши близкие. Некоторые из нас переключаются между анонимностью и её отсутствием сотни раз в день.

Но как насчёт тех из нас, кто не вовлечён во взаимодействие? Большинство из нас не запугивают и не являются жертвами издевательств. Что, если мы входим в систему, чтобы просто посмотреть?

На тех, кто управляет беспилотниками, даже наблюдение за войной с расстояния, оказывает значительное воздействие. Вот что говорит об эмоциональной нагрузке военный хирург полковник Кэмерон Турман: «Вам не нужно проводить причудливые исследования, чтобы сказать, что наблюдение за чьим-либо обезглавливанием... или смертельными пытками окажет на вас влияние как на человека. Все это понимают. Однако мы не понимали уровень воздействия подобного рода инцидентов на тех, кто управляет беспилотниками».

Даже если нас не запугивают, а мы ни над кем не издеваемся, мы всё равно сталкиваемся с этим каждый день. Словесные оскорбления, насилие, снятое на видео, стыд, высокомерие, принижение, ревность, позёрство и сравнение. Наш Интернет-опыт часто кажется личным, но всё это происходит на мировой арене. В отличие от ярости на дороге, которая обычно остаётся в пределах нашего маленького кокона на четырёх колёсах, ярость в сети выбрасывается во Вселенную, где все остальные вынуждены смотреть, как всё это разворачивается, из собственных пузырей. Обрабатывая это через странную призму пикселей и волоконной оптики. Анонимные наблюдатели в мире, где имена выдуманы, но проблемы реальны. По сути, мы только начинаем понимать психологические последствия этого.

Технологическая зависимость



Многое было написано о нашей зависимости от технологий, особенно с точки зрения вызывающего привыкание дизайна таких вещей, как социальные сети.

Психологи разбивают формирование привычек на три отдельных компонента – триггер, действие и награда. Что-то заставляет (или напоминает) вас совершить действие. Вы принимаете меры. Вы получаете награду. Этот цикл обуславливает наше ежедневное поведение.

Когда мы говорим о вызывающей привыкание природе сети, мы обращаем особое внимание на дизайн конкретных особенностей приложений, которые вызывают всплеск допамина (гормона удовольствия). Эти особенности: лайки, сердечки, ретвиты, комментарии и репосты. Это также новостные ленты, которые постоянно обновляются, предлагая новую информацию через непредсказуемые интервалы времени. Тем не менее, из виду упускается то, что за всем этим стоят исключительно действия и награды. Действие проверяет статистику или обновляет новостную ленту. Награда – новые лайки под постами или новые посты в вашей ленте. Но как насчёт триггера? Что инициирует цикл? Вы можете сказать, что это уведомления, однако мы постоянно сидим в сети, и это не связано исключительно с уведомлениями. Это лежит на гораздо более глубоком уровне.

Наше желание убежать – это триггер, который заставляет нас постоянно быть в сети.

Пузырь анонимности предоставляет людям нечто фундаментальное. Он обеспечивает побег. Он вытаскивает вас из любой реальной ситуации, в которой вы находитесь, и позволяет вам забыть о своей жизни на мгновение. Вы когда-нибудь чувствовали облегчение, когда просто садились в машину и ехали, куда глаза глядят? Наше желание сбежать – это триггер, который управляет нашим постоянным пребыванием в сети. Каждый раз, когда мы хотим сбежать, мы входим в систему. Независимо от того, убегаем ли мы от скуки, неловкой социальной ситуации или обязанностей жизни, наши цифровые устройства предоставляют нам всегда доступный «выход». Портал во временную анонимность, пусть даже и воспринимаемую.

Эта способность «исчезать» на время не только представляет собой триггер в нашем цикле, но и является нашей наградой. Наша зависимость меньше связана с выбросом допамина, связанным с показателями социальной валидацией, и больше с побегом. Всплеск допамина, вызванный лайками и новыми постами – всего лишь верхушка айсберга, напоминающая нам о том, что побег – это правильный выбор.

В онлайн-культуре «правило одного процента» – основа для размышлений об активности в Интернет-сообществах. Оно делит пользователей на три стратификации, исходя из активности: создатели, комментаторы и наблюдатели. Суть в том, что один процент людей – это создатели. Они руководят созданием нового контента в сообществе. Девять процентов – комментаторы, которые активно взаимодействуют с контентом создателя – лайками, комментариями и так далее. Остальные 90 процентов – наблюдатели со стороны.

Являются ли эти проценты точными, не имеет значения. Важно то, что большинство людей не создают контент или даже не взаимодействуют с ним активно в онлайн-сообществах. Это значит, что наша зависимость от таких сервисов не может быть связана исключительно со всплесками допамина, созданными социальными показателями. Большинство людей ими не пользуются. Есть нечто гораздо более глубокое. Мы зависим от побега. Мы зависим от нашей воспринимаемой анонимности.

Фейковые новости, пузыри фильтров и эхо-камеры

Наши разговоры становятся всё более противоречивыми, а взгляды – более поляризованными. Многие винят в таком разделении алгоритмы, которые обслуживают контент.

На всё большем количестве веб-платформ, включая почти все крупные социальные сети, контент обслуживается алгоритмами. По сути, это означает, что компьютер вычисляет, какими постами вы с большей вероятностью заинтересуетесь, и показывает их вам, скрывая то, что, по его мнению, вам не понравится. Цель состоит в том, чтобы предоставить вам наилучший контент.

Однако проблема заключается в том, что эти алгоритмы ориентируются на прошлые результаты. Их вычисления основаны на том, что вы делали в прошлом, потому что «если вы читали это, значит, вам может понравится нечто аналогичное». В мире алгоритмов прошлое поведение определяет будущее. Это означает, что алгоритмически управляемые сервисы менее склонны показывать вам информацию, которая противоречит вашим текущим взглядам. Если вы не взаимодействовали с ней в прошлом, значит, скорее всего, вы не захотите взаимодействовать с ней и в будущем. Таким образом, ваша новостная лента становится эхо-камерой, где всё, что вы видите, поддерживает то, во что вы уже верите.

Алгоритмы удовлетворяют одну из наших самых примитивных психологических потребностей. Мы запрограммированы искать информацию, подтверждающую наши убеждения. Это называется склонностью к подтверждению своей точки зрения.

Из журнала Psychology Today: «Склонность к подтверждению своей точки зрения является следствием прямого влияния желаний на убеждения. Когда люди хотят, чтобы определённая идея/концепция была правдой, они в конечном счёте начинают верить в то, что это правда. Ими движет принятие желаемого за действительное. Эта ошибка приводит к тому, что человек перестаёт собирать информацию, когда полученные ранее доказательства подтверждают взгляды (предрассудки), которые человек хочет считать правдой».

Мы хотим, чтобы наши убеждения были правдой. Отпускать их крайне тяжело и болезненно. Именно поэтому фейковые новости похожи на реактивное топливо для алгоритмов контента. Они говорят нам именно то, что мы хотим услышать. Если сервис постоянно предлагает нам противоположные взгляды, это может быть болезненным в эмоциональной плане. Возможно, мы не захотим к нему возвращаться. С точки зрения бизнеса, имеет смысл показывать нам то, что мы любим.

Преобладающая мудрость заключается в том, что такое постоянное подкрепление наших взглядов на мир убивает непредубеждённость, укрепляет наши взгляды до такой степени, что мы больше не можем находить общий язык с теми, кто их не разделяет. По мере того как последствия наших онлайн-эхо-камер становятся всё более очевидными, возникают призывы изменить способ подачи контента, чтобы он отображал различные точки зрения. Суть состоит в том, что это не сужает мировоззрение. Однако возникает вопрос: сработает ли это?

В 2015 году Facebook опубликовала исследование, предполагающее, что пользователи, а не алгоритмы, являются причиной образования пузырей фильтров. Именно мы активно игнорируем или скрываем противоположные взгляды. Легко выдать это за явный конфликт интересов. Конечно, Facebook обвинила во всём нас, а не собственные алгоритмы. Но всё не так однозначно.

Мы взаимодействуем онлайн в пузыре психологической анонимности. Наша награда – побег. Если мы уже запрограммированы искать информацию, которая поддерживает наши убеждения, и нам больно подвергаться информации, которая им противоречит, конечно, мы разработаем собственную систему фильтрации.

Интернет – это пожарный шланг. Он может быть настолько подавляющим, что иногда мы буквально становимся оцепенелыми и беспомощными. Это информационная гиперчувствительность. Мы получаем больше информации, чем наш мозг способен обработать. Мы здесь, чтобы сбежать, а не чувствовать себя подавленными. Итак, мы начинаем избавляться от лишнего шума. Мы отвергаем всё, что заставляет нас чувствовать себя некомфортно.

К счастью для нас, Интернет – это идеальная машина для поддержки наших текущих убеждений. Сообщества единомышленников можно легко найти при помощи Google-поиска, и неважно, насколько уникальными являются наши интересы. Наш пузырь анонимности освобождает мозг от какого-либо социального давления, которое мешает нам воплотить самые сокровенные желания, пусть даже подрывные и экстремальные. Кроме того, сервисы предоставили нам все необходимые инструменты для фильтрации наших новостных лент. Мы можем блокировать, отключать звук, добавлять в закладки и отменять подписку. Объедините всё это с алгоритмом, предназначенным для укрепления нашего мировоззрения, и вы получите идеальный инструмент для поляризации и радикализации.

Кроме того, способ обработки взаимодействий онлайн отличается от способа их обработки оффлайн. Недавнее исследование показало, что пользователи Twitter, которые подвергались воздействию противоположных взглядов на сервисе, на самом деле стали более укоренёнными в своих убеждениях. Это происходит непосредственно перед лицом преобладающей мудрости о том, что нужно подвергаться различным взглядам, чтобы иметь широкий кругозор.

И хотя результаты исследования могут быть верными, возникает вопрос: представляют ли они собой естественное состояние человека? Мы действуем онлайн, пребывая в психологическом пузыре анонимности. Этот пузырь не существует во внешнем мире. В физическом мире воздействие различных взглядов и опыта происходит при общении с реальными людьми. В таких случаях наш мозг работает в совершенно ином режиме.

Когда мы в сети, мы не взаимодействуем с реальными людьми. Вступая в контакт с противоположными взглядами онлайн, вы попадаете в пузырь анонимности. Это реальное вторжение в нашу альтернативную вселенную безликой серой капли. Психологическая реакция отличается. Она больше связана с борьбой или бегством, нежели с тем, чтобы слушать и понимать.

Интернет стал повсеместным присутствием в нашей жизни. Его создание очень сильно изменило наше существование. Сегодня наша парадигма взаимодействия с Интернетом создаёт психологический разрыв между цифровым и физическим мирами, кардинально меняя то, как мы относимся друг к другу и к самой технологии. Как мы можем спроектировать следующую фазу развития наших технологий так, чтобы она улучшила нашу жизнь в реальном мире, а не вынуждала нас бежать от него?

Вскоре мы достигнем того момента, когда будем проводить больше времени, взаимодействуя с цифровым миром. Огромное влияние этой альтернативной вселенной, которую мы строим, заставляет нас критически и открыто думать о её воздействии на общество.

Технологии – это не то, что происходит с нами, это то, что мы предпочитаем создавать. Если наши намерения чисты и прозрачны, мы можем учиться на своих прошлых ошибках и работать над технологическим будущим, которое будет объединять нас, а не отдалять друг от друга.

Специально для читателей моего блога Muz4in.Net – по статье Jesse Weaver

Copyright Muz4in.Net © - Данная новость принадлежит Muz4in.Net, и являются интеллектуальной собственностью блога, охраняется законом об авторском праве и не может быть использована где-либо без активной ссылки на источник. Подробнее читать - "об Авторстве"



Вам понравилась статья? Просто перейди по рекламе после статьи. Там ты найдешь то, что ты искал, а нам бонус...


Почитать ещё:


Имя *:
Email:
Код *: