Мобильное меню


Ещё разделы
ПОДПИСЫВАЙСЯ
Картинки
Форма входа
ОнЛайн
Онлайн всего: 65
Гостей: 64
Пользователей: 1
len5h
Реклама
Реконструкция жизни Улисса С. Гранта
Познавательное

Реконструкция жизни Улисса С. Гранта

Админчег Muz4in.Net Тэги




Во второй половине XIX века мало американцев были более известными — и уважаемыми — чем человек, который смотрит сегодня с купюры в 50 долларов. Улисс С. Грант привёл войска Севера к победе в Американской гражданской войне, а затем подавил попытки президента Эндрю Джонсона отменить основные права недавно освобождённых чёрных американцев. Грант сам два раза избирался президентом и управлял раздираемой войной страной в её борьбе за воссоединение. Покинув Белый дом, он вложил своё имя и все свои сбережения в брокерскую фирму на Уолл-стрит. Ему говорили, что она сделает его богатым и обеспечит ему комфортную пенсию. Вместо этого, она оставила его без гроша.

Как любой армейский командир, Грант проигрывал битвы и знал боль поражения. Но эта потеря была личного свойства. Он никогда раньше не оказывался в таком тяжелом, в буквальном смысле нищенском состоянии. К счастью, у бывшего президента и отставного генерала была ещё одна борьба — потому что его настоящие проблемы только начались.

Хайрем Улисс Грант родился в 1822 году в семье мастера дубильни в Огайо Джесса Гранта и его жены Ханны. В 1839 году Джесс обеспечил для своего сына место в Вест-Пойнте, не столько из-за уважения к ней как к военной академии, сколько из-за того, что она была бесплатной. В свой первый день в академии молодой человек обнаружил, что его по ошибке записали как Улисс Симпсон Грант. Ему всегда не нравились данные ему при рождении инициалы — Х.У.Г. — поэтому ему понравилось его новое имя с патриотическим сокращением: У. С. Грант (U.S. Grant).

В 1843 году в возрасте 21 года Грант начал свою карьеру в офицерском звании в Миссури, где он влюбился в сестру своего соседа по комнате, Джулию Дент. Они приостановили свои отношения, когда Гранта отправили на мексикано-американскую войну, в результате которой Соединённые Штаты захватили большую часть современных юго-западных Соединённых Штатов у своего южного соседа. Лично Грант был против того, что он видел, считая это неоправданным использованием превосходящей военной силы, но он держал при себе свои политические взгляды. Он добросовестно служил младшим офицером и восхищался качествами генерала Закари Тейлора, который сформирует его стиль руководства в более значительной войне два десятилетия спустя.

Улисс и Джулия поженились всего через несколько месяцев после окончания мексикано-американской войны в 1848 году, что было радостным событием для всех, кроме родителей Гранта. Они были непоколебимыми аболиционистами и довольно хорошо относились к Джулии, но не могли переносить её отца, владельца рабов и ярого защитника своего права на владение ими. Родители Гранта бойкотировали свадьбу.


Улисс и Джулия


В то же время, взаимная привязанность пары не ослабла за пять лет ожидания свадьбы и никогда не ослабнет. Для него она всегда была «дорогой Джулией», а для неё, в разговорах без свидетелей, он всегда был «Улиссом». Однако вскоре она обнаружит одну маленькую проблему: её муж имел удивительную неспособность зарабатывать деньги в гражданской жизни.

Как многие из его армейских коллег, Грант занимался подработками на стороне для увеличения своего скудного военного жалованья. Но ему не везло во всём, отчасти из-за того, что он доверял всем, кого встречал на своём пути. Он вложил деньги в предприятие по продаже льда, доставляемого из Арктики; лёд растаял в пути. Картофель и лук, посаженные в надежде на определённый доход, сгнили в земле. Его участие в предприятии по продаже товаров солдатам, известном как магазин маркитанта, закончилось после того, как он по наивности принял бесполезную долговую расписку, когда его партнер захотел выйти из дела.

Грант начал выпивать больше, чем следовало, что для него означало всего две порции спиртного. Этого было достаточно, чтобы привести молодого человека в бесчувственное состояние. Он обычно воздерживался от употребления алкоголя перед службой, но не всегда. Однажды его командир поставил пьяному офицеру ультиматум: уход в отставку или увольнение. Грант выбрал отставку.

Находясь в стеснённых обстоятельствах, Гранты с двумя маленькими детьми переселились в лачугу в Миссури. Он продавал дрова на улицах Сент-Луиса для поддержки своей семьи, которая вскоре пополнилась ещё двумя детьми. Он заложил свои золотые часы, чтобы купить подарки на Рождество. После смерти отца Джулии они переехали в дом семьи Дентов. Они также унаследовали ещё кое-что — или скорее кое-кого: раба по имени Уильям Джонс.

Грант мог бы покончить со своими финансовыми проблемами, продав этого раба за тысячу долларов, или же заработать ещё больше, сдавая его в аренду. Вместо этого, он отправился с Джонсом в местный суд и подписал вольную, отпустив его на свободу. А затем Грант вернулся к торговле дровами. Он позднее не мог ответить на вопрос о том, зачем он это сделал. Возможно, он просто был сыном своего отца.

С началом Гражданской войны Грант хотел вернуться в армию, но армии он был не интересен. Ему мешала его репутация пьяницы. В конце концов, ему предложили командование одним подразделением, которым больше никто не хотел командовать. 21-е артиллерийское подразделение Иллинойса было одним из самых буйных, наименее дисциплинированных и наиболее проблемных подразделений в армии Севера. Когда Грант принял командование 14 июня 1861 года, этим беспокойным людям оставалось всего две недели до конца срока службы. Они не могли дождаться отправки домой. Затем они встретили Гранта. В конце июня почти все они согласились остаться ещё на три года. «Мы знали, что у нас самый лучший командир и самый лучший полк в штате», — сказал один из них.

Грант улучшил это подразделение, демонстрируя стиль руководства, заимствованный у Закари Тейлора в мексикано-американской войне, который характеризовался вдумчивостью, решительностью, простыми приказами и — прежде всего — скромностью. Это восхищало его солдат больше всего. Грант избегал хвастовства, напыщенности и даже командирской униформы. Он одевался так, как его люди, и, по словам одного армейского врача, выглядел «простым как старый ботинок».
Грант уделял внимание деталям и ничего не забывал. Он не боялся рисковать, учился на своих ошибках и, казалось, никогда не уставал. И он контролировал употребление спиртного. Вместо него он обычно довольствовался сигарами. Он научился пить без свидетелей, но никому не было никакого дела до того, сколько он курил.

Улисс С. Грант-неудачник стал Улиссом С. Грантом-устрашающим генералом, который до сегодняшнего дня считается одним из лучших полководцев всех времён. В дополнение к военной доблести, он также стал известен способностью максимально использовать имеющиеся средства. Это привлекло внимание президента Авраама Линкольна, который приходил в отчаяние от одного генерала за другим — Уинфилд Скотт, Джордж Макклеллан, Генри Халлек — которые жаловались на недостаток войск, запасов или времени. Грант просто делал свою работу.


Грант, 1868 год


Ведение войны было не легче для Гранта, чем для предшественников, и не раз казалось, что Конфедерация может выиграть войну. Но Грант всегда мыслил трезво; он внимательно выслушивал все советы, затем быстро принимал решение и писал приказ. Он мог легче всего выражаться на письме, чем в речи, и поэтому он писал допоздна. Но он всегда оставлял энергию на письмо к своей Джулии. «Я писал, пока мои пальцы не устали, и поэтому ты должна простить за торопливый и плохой почерк», — писал он. — Поцелуй детей за меня. Улисс».

Таким образом, именно Грант, благодаря своим уму и стойкости — и с трудом полученным победам в таких местах, как Шайло, Виксбург и Ричмонд — оказался за одним столом с генералом Робертом Э. Ли в Аппоматтоксе в апреле 1865 года, где он принимал капитуляцию Конфедерации и заканчивал Гражданскую войну. Для Гранта и страны чувство облегчения и надежда на будущее были неописуемыми. Но это не продлилось долго.

Авраам был очень хорошего мнения о Гранте. Это чувство было взаимным. Однако у их жён были взаимные чувства другого рода. Они не ладили. Временами Гранту приходилось выбирать между своей женой и президентом, поскольку когда Линкольн пригласил Грантов на вечернюю прогулку всего через несколько дней после капитуляции Ли, жена Гранта, ни в какую не захотела идти. Поэтому он придумал извинение по поводу необходимости успеть на следующий поезд на север для того, чтобы навестить сына. Президент и миссис Линкольн провели тот вечер без Грантов, совершив короткую прогулку в карете от Белого дома до Театра Форда, чтобы посмотреть там спектакль. Там Джон Уилкс Бут зашёл в их ложу и убил Линкольна.

Грант никогда не мог простить себя за отклонение приглашения президента, будучи уверенным в том, что его телохранители, стоявшие за дверями, остановили бы Бута. Как генерал-лейтенант Армии Объединённых Штатов он имел право на круглосуточную охрану. В те дни у президента не было такого права.

Покушение на Линкольна произошло всего через пять дней после капитуляции Ли. Сочувствующие конфедератам воспользовались возможностью для отмены многих мер Линкольна по воссоединению страны. К несчастью, одним из этих сочувствующих был его вице-президент. Эндрю Джонсон одно время был сенатором от Теннеси, и Линкольн не выбрал его своим вице-президентом. Он оставил это делегатам Республиканского съезда 1864 года, которые включили Джонсона в число кандидатов для привлечения поддерживавших войну демократов. Теперь, неожиданно заняв одну из самых влиятельных должностей на Земле, новый главнокомандующий начал оказывать влияние на послевоенный процесс национального возрождения, известный как Реконструкция. Его главный приоритет? Поддержка превосходства белых.

Грант продолжал служить Джонсону в роли главнокомандующего и позднее в роли военного министра. Он оказался в положении балансирования на грани фола, с одной стороны обязанный слушаться приказов, но с другой стороны обескураженный пренебрежением Джонсона к правам недавно освобождённых рабов или «бывших невольников». Джонсон отменил Четырнадцатую поправку, он отказался вводить меры, изложенные в принятых Конгрессом законах о Реконструкции, и уволил генерала Филиппа Шеридана, следившего за регистрацией тысяч чернокожих избирателей.


Грант (второй слева), Линкольн, генерал Шерман (слева) и адмирал Портер (справа)


Конгресс сопротивлялся. Его члены объединялись с использованием всех имевшихся в их распоряжении средств для защиты страны от человека, которого они считали явной угрозой перспективе воссоединённой страны. Им нравился Грант, который не скрывал своей оппозиции шефу. Конгресс даже принял закон, который, в сущности, не позволял президенту командовать своим военным министром. В конечном счёте, 24 февраля 1868 года Палата представителей впервые проголосовала за импичмент президента Соединённых Штатов. Сенату не хватило одного голоса для смещения Джонсона.

Четыре дня спустя республиканцы встретились в Чикаго для выбора кандидата в преемники Джонсона. Они назначили только одного кандидата: Гранта. Он получил голоса всех 650 делегатов при первом голосовании. В ноябре он был избран 18-м президентом, пообещав реализовать представление Линкольна о Воссоединённых Штатах Америки.

О Гранте обычно не вспоминают как о великом президенте. Однако за его препятствование попыткам Джонсона отменить все результаты Гражданской войны некоторые могут считать его, по меньшей мере, очень хорошим президентом. Его главной миссией была защита «граждан всех рас и цвета» и обеспечение «мирного использования ими прав, гарантированных Конституцией». Эта борьба продолжалась ещё долго после его ухода — в действительности, до времени написания настоящей статьи. Но Грант, по крайней мере, позволил этой борьбе начаться.

Покинув Белый дом в 1877 году, Грант отправился со своей семьёй в длительное путешествие вокруг света. Его тепло приветствовали везде и относились к нему как к знаменитости. Это было освежающее, но и дорогое путешествие. Ему была нужна работа. Американские президенты в то время не имели права на пенсию, а он отказался от своей военной пенсии, став президентом.

Во время своих путешествий Грант подружился с Марком Твеном, который нашёл в нём родственную душу, так как они оба поднялись от полного краха к вершинам успеха. Твен предложил Гранту писать мемуары. Грант отказывался. Он говорил, что у него нет писательского таланта.


Марк Твен


Гранты поселились в Нью-Йорке. Друзья купили ему четырёхэтажный особняк на Восточной 66-й улице, возле зоопарка Центрального парка. Его сын, Бак, жил в Манхэттене и вложил деньги в брокерскую фирму вместе с Фердинандом Уордом, финансистом, который вскоре убедил старшего Гранта присоединиться к ним. Ему нужно было дать всего 100000 долларов и своё имя, и у него больше не было бы проблем с работой. Грант согласился.

Вскоре он и его сын вложили все свои деньги в фирму «Грант и Уорд». Находясь по адресу Уолл-стрит, 2, на её пересечении с Бродвеем и через дорогу от Церкви Троицы, эта маленькая фирма очень быстро привлекла большое внимание. Менее чем через год стоимость доли Гранта оценивалась в 2,6 миллионов долларов, что сейчас эквивалентно примерно 70 миллионам долларов.

У Гранта было свободное время — он по-настоящему не имел никакой реальной работы в брокерской фирме. Редактор журнала "Century" предложил ему платить по 500 долларов за статью, если он напишет свои воспоминания о Гражданской войне. Грант опять отказался. Он не был писателем и, безусловно, не нуждался в деньгах. Его праздная жизнь казалась достойной наградой за всё, что он сделал. Поэтому он посещал друзей, неизменно курил свои сигары, наполняя дымом не одну комнату, и набирал в весе, достигнув 200 фунтов (около 90 килограмм) — что довольно много для человека ростом пять футов и восемь дюймов (примерно 1,7 метров).

В один прекрасный день полуотставку Гранта прервала редкая просьба Фердинанда Уорда. Бизнес столкнулся с временной нехваткой наличности в размере 150000 долларов. Не мог бы Грант помочь? Возможно, воодушевлённый возможностью что-то реально сделать для фирмы, Грант отправился к Уильяму Вандербилту, его другу и наследнику железнодорожного и корабельного состояния Корнелиуса Вандербилта, и быстро достал деньги. «Меня очень мало волнует фирма “Грант и Уорд”, — сказал Вандербилт. — Но чтобы сделать вам личную услугу, я выпишу чек на сумму, которую вы просите».

Грант взял чек и отдал его Уорду, который немедленно обналичил его на свой личный банковский счёт. Когда менее чем через двое суток Грант прибыл на улицу Уолл-стрит, 2, его глазам предстало зрелище, которому он едва мог поверить. Собиралась толпа. Его фирма обанкротилась, забрав с собой сбережения неизвестного числа жертв — в том числе самого Гранта. Этим ущерб не ограничился. На расположенной через дорогу Нью-йоркской фондовой бирже от этой новости упал курс акций. Улисс поехал домой и рассказал обо всем Джулии, а затем вытащил из карманов все наличные деньги. Перед ним на столе был 81 доллар. Она добавила ещё 130 долларов. Это всё, что у них осталось.

Фирма «Грант и Уорд» обанкротилась из-за того что, её обязательства составили в сумме 16,7 миллионов долларов при активах в 67000 долларов. Экс-президента держали в неведении относительно деловых операций фирмы. Уорд занимал деньги под очень большие проценты, оставляя акции фирмы в качестве залога — прибегая к практике, известной как перезакладывание, которая была и остаётся законной. Но он закладывал одни и те же акции — скажем, облигации правительства США — снова и снова разным кредиторам. Это было и остаётся незаконным. Он также расплачивался со старыми инвесторами деньгами от новых инвесторов. Пройдёт ещё четыре десятилетия, прежде чем эта схема получит постоянное название: Чарльз Понци проделал то же самое с такой большой оглаской, что этому приёму было дано его имя.

Гранты были уничтожены. Бывший президент настаивал на передаче Вандербилту своего дома в счёт долга в 150000 долларов, но последний отказался его принять. Вместо этого, они достигли компромисса, по которому Грант должен был передать свои боевые медали — в действительности, все ценные памятные вещи — Смитсоновскому институту. Гранты могли остаться в своем доме.



Теперь сильно нуждаясь в деньгах, Грант заключил контракт с журналом "Century", который всё ещё интересовали воспоминания о Гражданской войне. Он согласился написать четыре статьи, начиная со своего личного рассказа о Битве при Шайло, по 500 долларов за каждую. Этот журнальный проект превратился в проект книги, при этом Грант согласился взять 10% в качестве авторского гонорара.

Грант был в восторге. Его друг Марк Твен был поражён, но совсем по другой причине. Он считал, что журнал грабил Гранта. По его словам, 10% в качестве авторского гонорара «они обычно предлагали любому неизвестному индейцу племени команчей». Твен предложил Гранту платить 70% от вырученных за книгу денег, если он подпишет контракт с фирмой "Webster & Company", издательской компанией Твена. Хотя Грант ещё не подписал контракт на книгу с журналом "Century", он считал себя обязанным уважать пока ещё словесную договоренность с журналом. Твен отговаривал его от этого.

Когда Грант приноровился к писательской работе, слова находились легче, чем он ожидал. Но его мучило горло. За несколько месяцев до этого, во время поездки в летний домик, он вскрикнул от боли, откусив персик. Врач не обнаружил ничего плохого, но боль не только не проходила, но становилась хуже. К октябрю горло стало так его донимать, что он пошёл на приём к доктору Джону Х. Дугласу, нью-йоркскому специалисту. Доктор выразил восхищение Грантом, а затем провёл тщательное обследование, и ему не понравилось то, что он увидел. Грант, вероятно, заметил его озабоченное выражение лица. «Это рак?» — спросил генерал. «Вероятно», — ответил доктор. Биопсия подтвердила этот диагноз.

Алкоголь, возможно, повредил его репутации, но сигары, кажется, разрушали организм Гранта с ожесточением, с которым он не сталкивался со времени войны. Клетки горла Гранта активно размножались, пожирая нормальные клетки в качестве питательных веществ, беря их в осаду. Грант не мог выиграть эту гражданскую войну, одну из войн самого личного свойства. Рак был неизлечим в то время. Но генерал всё ещё мог бороться. «Этот человек сражается», — сказал Линкольн однажды о Гранте. И он это делал теперь.

Грант до последней капли отдавался писательству, твердо решив оставить своей жене и семье источник дохода после своей смерти. Он прилежно писал по четыре часа каждое утро. Днём один из его детей читал ему написанное или помогал проверять факты. Он настаивал на том, чтобы всё было правильно.

Твен приезжал, когда мог, для чтения черновиков Гранта и подбадривал и искренне хвалил его. Он отмечал, что только один из сотни писателей мог бы написать такую чистую копию, как Грант. Твен тогда читал «Записки» Юлия Цезаря и сказал: «Одни и те же высокие достоинства отличают обе книги — ясность выражения, прямота, простота, незатейливость, явная правдивость, одинаковая честность и справедливость к друзьям и врагам, солдатская искренность, откровенность и солдатское избегание цветистой речи».

Этот человек мог не только бороться, он также мог писать. Он черпал подробности из своей острой памяти, которая так хорошо служила ему во время войны, например, для введения к Битве при Петерсберге.

Работа была мучительной, как и боль, особенно при глотании. Когда Грант не мог спать, его врач вводил в горло хлорид кокаина, что приносило мгновенное облегчение. Врач переворачивал подушку Гранта прохладной стороной и советовал спать на боку поджав колени, как это делают дети.

Вес Гранта снизился с 200 до 130 фунтов (около 60 кг) — столько он весил в свою бытность молодым армейским командиром. Тогда это было признаком хорошей физической формы, теперь —истощения. Он легко замерзал, несмотря на шаль и вязаный колпак. Дважды в день он ездил к врачу, на трамвае для экономии на плате за кэб. Он принимал морфий от беспощадной боли. Когда он перестал помогать, врач делал ему инъекции бренди — с помощью иглы для подкожных впрыскиваний.


Грант пишет мемуары (за несколько дней до своей смерти)


Когда он не писал свои мемуары, Грант находил время на переписку, в том числе прощальное письмо своей жене. «Есть некоторые дела, о которых я хотел бы поговорить, но не могу этого сделать. Эта тема была бы слишком болезненной», — написал он на листе бумаги, который он спрятал в кармане своего пальто и который был найден после его смерти. «Я говорю тебе последнее прости, пока мы не встретимся в другом и, я надеюсь, лучшем мире».

Грант разделил свои мемуары на два тома. Первый он целиком написал обычным письмом, карандашом, на жёлтой бумаге с синими линиями. Когда он приступил ко второму тому, он настолько слабел, что писать от руки ему было очень тяжело. По совету Твена, он нанял стенографиста, Доусона, бывшего секретаря генерала, работавшего тогда в Сенате США, который приезжал из Вашингтона, округ Колумбия.

В июле 1885 года Доусон сказал сыну Гранта, Фреду, что книга была практически закончена. Грант написал и отредактировал первый том и написал второй том, оставив его редактирование другим. «Я думаю, что нам лучше сказать вашему отцу, что книга закончена», — посоветовал Доусон.

Грант едва мог поверить этому. Он попросил прочитать ему всю книгу. Его дети читали по очереди, но ему хватило сил выслушать только первый том, так к тому времени он так ослаб, что даже не мог слушать. Он умер вскоре после восьми часов утра 23 июля 1885 года.

Грант написал 275000 слов менее чем за год — что примерно в три раза больше типичного романа и могло потребовать несколько лет для своего написания. Он прожил как раз достаточно долго для того, чтобы почувствовать облегчение, которое ощущает любой автор при завершении рукописи, но умер до публикации своих мемуаров. Грант никогда бы не узнал, стало ли его последнее предприятие по обеспечению своей семьи финансовым успехом или ещё одним провалом.

8 августа 1885 года похоронная процессия Гранта началась со звона колоколов церкви Троицы, находившейся прямо напротив Уолл-стрит, 2. В тот момент телеграфист Вестерн Юнион отправил сигнал получателям в городах США и Мексики, чтобы колокола во всей Северной Америке прозвонили 63 раза, возраст Гранта, с интервалами в 30 секунд.


Похоронная процессия


Шеренга скорбящих, которые медленно шли за гробом, растянулась более чем на семь миль. Джулия была слишком подавлена горем, чтобы быть среди них. В четырехмёстной карете во главе кортежа ехали генералы Севера Уильям Текумсе Шерман и Филипп Шеридан, напротив генералов Конфедерации Джо Джонсона и Симона Боливара Бакнера. Это было собрание, некогда считавшееся немыслимым. Теперь, бывшие смертельные соперники сидели вместе, таковым было всеобщее восхищение Грантом.

Через четыре месяца в продажу поступило первое печатное издание книги «Личные мемуары Улисса Гранта». Твен разумно организовал кампанию подписки, так что читатели могли предварительно заказывать книгу в одном из трёх разных переплётов, каждый по разной цене, для максимального увеличения прибыли. Он подозревал, что восторженная и скорбящая публика стремилась прочитать книгу Гранта и помочь его жене. Он был прав.

Твен вручил Джулии Грант чек на 200000 долларов. Это был самый большой авторский гонорар, и за ним последовали другие. В конечном счёте, она получила примерно 450000 долларов или почти 12 миллионов долларов в переводе на сегодняшние деньги. В течение оставшихся дней своей жизни Джулия будет тосковать по своему любимому Улиссу, но не из-за денег. Улисс С. Грант, наконец доказал, что он мог зарабатывать деньги как гражданский, как писатель. Его книгу продолжают печатать и по сей день.

Специально для читателей моего блога Muz4in.Net - по статье с сайта damninteresting.com - перевёл Сергей Мальцев

P.S. Меня зовут Александр. Это мой личный, независимый проект. Я очень рад, если Вам понравилась статья. Если Вы что-то искали и не нашли, то у Вас есть шанс найти это прямо сейчас. Чуть ниже есть ссылка на то, что Вы недавно искали. Буду рад если окажусь Вам два раза полезным.





Copyright Muz4in.Net © - Данная новость принадлежит Muz4in.Net, и являются интеллектуальной собственностью блога, охраняется законом об авторском праве и не может быть использована где-либо без активной ссылки на источник. Подробнее читать - "об Авторстве"

Вы это искали? Быть может это то, что Вы так давно не могли найти?

Имя *:
Email:
Код *: