Мобильное меню


Ещё разделы
ПОДПИСЫВАЙСЯ
Картинки
Форма входа
ОнЛайн
Онлайн всего: 314
Гостей: 313
Пользователей: 1
xxxROSEMARINAxxx
Реклама
«Король аферистов» – мошенник, который четыре раза просто выходил из тюрьмы
Познавательное

«Король аферистов» – мошенник, который четыре раза просто выходил из тюрьмы

Админчег Muz4in.Net Тэги




На момент написания этой статьи мошенник Стивен Джей Рассел сидел в изоляторе с максимальной безопасностью, в котором, по приговору, следующие полтора столетия он должен проводить по 22–23 часа в день, покидая камеру только для того, чтобы принять душ, немного позаниматься спортом и встретиться со случайным посетителем в специально отведённые для этого часы. Однако даже тогда ему разрешено видеть людей только через довольно толстое стекло, и ему запрещается прикасаться к кому-либо или чтобы кто-либо прикасался к нему, кроме охранников, которые раздевают его каждый раз, когда он уходит в свою камеру.

Такая крайняя степень изоляции, даже в течение относительно коротких периодов, почти всегда имеет место только для исключительно жестоких преступников или заключённых, приговорённых к смертной казни, но Рассел не является ни одним из них. На самом деле, за исключением того, что он никогда не совершал насильственных преступлений, сейчас ему за 60, и он даже не может нормально ходить. Нет, экстремальный характер приговора Рассела официально связан со страхом, что он сбежит тюрьмы строгого режима... на своей инвалидной коляске, мы предполагаем... Он утверждает, что настоящая причина, по которой он находится в такой изоляции – замешательство, которое он вызвал у властей, небрежно покинув тюрьмы четыре раза в 1990-х годах, чтобы быть со своими партнёрами – одним, который умирал от СПИДа, и другим, по которому он просто скучал.

Рассел родился в 1957 году и провёл большую часть детства, полагая, что он сын преданных религиозных уроженцев Вирджинии, которые управляют крупной компанией по производству продуктов питания. Однако в 9 лет Рассел обнаружил, что его усыновили, а его биологическая мать бросила его, потому что не хотела воспитывать ребёнка вне брака. Позже Рассел узнал, что его мать в конечном итоге вышла замуж за его отца и родила ещё нескольких детей, но пара даже не удосужилась забрать своего первенца или вообще вступить с ним в контакт. Все эти новости потрясли мальчика. Он заявляет: «Я чувствовал себя отвергнутым... У меня появились проблемы, когда я узнал обо всём этом».

Это было, мягко говоря, очевидно. Он начал вести себя весьма агрессивно – начиная от регулярных драк и заканчивая беспорядочными поджогами, и, как правило, совершая различные другие мелкие правонарушения.

Не зная, что с этим делать, приёмные родители Рассела попытались обуздать такое поведение, отправив его в приют для мальчиков. Во время пребывания там Рассел множество раз вступал в гомосексуальные отношения с другими мальчиками, о чём после он не мог говорить без смущения, отмечая в последующих интервью, что он не признавался, что он гей, пока его возраст не подошёл к 40 годам.

Прежде чем осознать это, Рассел встретил и полюбил женщину. По иронии судьбы, с учётом его более поздних преступных деяний, она была волонтёром в качестве заместителя офицера полиции. Они позже поженились, и у них родилась дочь Стефани.

Если всё это кажется довольно типичным, вы правы. Между моментом, когда его разум был немного повреждён тем, что сделали его биологические родители, и тем моментом, когда появился человек, ставший известным, как «Король жуликов», Рассел был довольно скромным молодым человеком и преданным семьянином, который иногда играл на органе в местной церкви. Однако в 1985 году у Рассела случился ещё один психологический кризис, когда умер его приёмный отец.

Среди прочего, это побудило его задуматься о собственной жизни и, в конце концов, переосмыслить свою сексуальную ориентацию. Обсудив это с женой, Рассел понял, что на самом деле он гей, и они с женой договорились о мирном разводе. Что касается этого, Рассел заявляет: «Люди используют термин "фиктивный брак", но я не думаю, что он был фиктивным, потому что у меня было сексуальное влечение к женщинам, но всегда было более сильное влечение к мужчинам. Я, наконец, отпустил ситуацию, и мне стало легче справляться с моей сексуальной ориентацией, потому что я не пытался её скрыть».

После этого Рассел старался честно зарабатывать на жизнь. Однако после того как его работодатель в пищевой компании в Лос-Анджелесе, где он работал менеджером по продажам, узнал, что Рассел гей, он тут же уволил его. (Это были 1990-е.)

Рассел рассказывает об этом: «Когда я потерял работу, это действительно сказалось на моей психике. Я потерял контроль над своей жизнью».

На вопрос, отреагировал бы он так же, если бы мог повернуть время вспять, он заявляет: «Я никогда не подверг бы такому себя или кого-либо ещё. Вместо того чтобы жалеть себя, потеряв работу, я бы нашёл другую. Я не знал, как реагировать, потому что был зол. Больше я не злюсь».

Говоря об этом гневе, именно в тот момент он в одностороннем порядке решил посвятить всё своё время и энергию, чтобы вредить людям.

Начав с малого, Рассел продавал поддельные часы Rolex, а затем обманул страховую компанию на 45000 долларов (сегодня около 85000 долларов), притворившись, что получил травму в результате падения. Удивительно, но ни один из этих поступков не привлёк внимание закона, и только после подачи поддельного заявления на выдачу паспорта Рассела впервые арестовали в 1992 году.

Впоследствии,когда всё это было раскрыто, его приговорили к десяти годам лишения свободы в тюрьме округа Харрис. Это не понравилось Расселу, и его мысли обратились к Джеймсу Кемплу – человеку, с которым он встречался в то время и у которого недавно обнаружили положительный результат на ВИЧ – в то время смертный приговор для большинства. Само собой разумеется, сидеть в камере, пока человек, которого он любит, умирает, не устраивало Рассела: «Имейте в виду, что Техас приговорил меня к десяти годам за страховое мошенничество, и ещё на шесть месяцев за мошенничество с паспортами, а Вирджиния хотела дать 90 дней тюремного заключения за кражу. Когда я вышел бы из тюрьмы, Джим был бы уже мёртв».

Как же он сбежал? Наблюдая за сменой охранников, Рассел раздобыл себе спортивные штаны и разноцветную футболку, которую он нашёл в комнате, предназначенной для хранения личных вещей заключённых женского пола. Понимая, что этот наряд не создаст нужного впечатления, необходимого, чтобы обмануть охранников, он решил дополнить образ рацией, которые обычно были у охранников. Как он раздобыл её, неясно.

Несколько дней спустя Рассел терпеливо подождал, пока охранники отправятся на обычный перекур, надел свой наряд, спокойно подошёл к двери, ведущей на свободу, и вскоре оказался по ту сторону.

Он рассказывает: «Мой первый побег удался потому, что я использовал портативную полицейскую рацию, чтобы постучать в окно охранника. Он подумал, что я офицер полиции под прикрытием. Это был такой выброс адреналина. Первые минуты свободы были потрясающими. Лучше всего мне было от осознания, что я смогу увидеть и позаботиться о Джимми. Он прожил ещё 26 месяцев после моего побега».

После побега Рассел отправился в свою квартиру, где жил Кемпл, рассказал ему о своих чувствах и необходимости бежать. Хотя они и столкнулись с несколькими трудностями, в итоге им удалось добраться до Мексики.

Однако свобода Рассела не могла длиться долго. И это было связано не с тем, что полиция выследила их в Мексике, а, скорее, с тем, что Кемплу стало хуже, и им пришлось вернуться в США за надлежащим лечением. Оказавшись в Штатах снова, Рассел попытался совершить страховое мошенничество, чтобы добыть деньги на жизнь. К сожалению для него, он был пойман и арестован, будучи на тот момент свободным в течение двух лет.

Через несколько недель Кемпл умер, а Рассел оказался в тюрьме.

Весной 1995 года Рассел познакомился и влюбился в заключённого по имени Филлип Моррис. Он рассказывает: «Я не думал, что это возможно. Я имею в виду, мы находились в тюрьме! Он говорил с тихим и глубоким южным акцентом. Я увидел его в библиотеке, когда он пытался достать книгу. Он был невысоким – всего 5 футов и 2 дюйма, когда как я – 6 футов и 2 дюйма, и я сказал: "Подожди, я достану её для тебя". И на этом всё».

После того как обоих мужчин освободили условно-досрочно в конце того же года, Моррис принялся за обеспечение своего нового пупсика.

В данном случае, в дополнение к обналичиванию нескольких фальшивых полисов страхования жизни, которые он взял на себя из-за своей предыдущей любви, Рассел подал заявку на должность финансового директора крупной медицинской компании под названием NAMM, отправив им невероятно приукрашенное резюме, данные в котором были просто вымыслом. Здесь, вероятно, важно отметить, что у Рассела, по-видимому, есть невероятный талант менять свою речь, чтобы притворяться различными людьми.

После приёма на работу Рассел начал хищение около 800000 долларов (сегодня около 1,4 миллиона долларов) под носом других руководителей. Забавно, что, несмотря на то, что у Рассела не было реального опыта работы в этой области, основатель NAMM позже смущённо признал, что работать с Расселом было намного проще, чем с другими финансовыми директорами, с которыми он сталкивался, и, казалось, он хорошо справлялся со своими обязанностями.

Учитывая такую высокооплачиваемую, комфортную работу, вы можете удивиться, почему Рассел просто не возобновил относительно нормальную жизнь, работая на NAMM. По словам Рассела, его решение обмануть NAMM было, в частности, его способом отомстить за то, как к Кемплу относились аналогичные компании, когда они искали лечение от ВИЧ, а также за то, как NAMM обращалась с людьми. По его собственным словам:

«Организации медицинского обслуживания устроили для нас с Джимом настоящий ад во время его болезни. Они не покрывали стоимость некоторых видов лечения. В NAMM я видел, как руководители заставляли медицинских директоров оказывать давление на врачей, чтобы те как можно скорее выписывали пациентов из больницы, потому что в противном случае это влияло на их премию. Это заставило меня жаждать мести. Я решил вынудить NAMM заплатить за её поступки, а также за другие поступки ОМО в отношении Джимми».

Однако, как и следовало ожидать, кража 800000 долларов в течение примерно 5 месяцев в итоге должна была раскрыться, и для ареста Рассела прибыли полицейские. Быстро соображая и явно не желая возвращаться в тюрьму, Рассел сказал офицерам, что у него диабет, прихватив все шприцы с инсулином Морриса. Не придумав ничего лучшего, арестовавшие его офицеры позволили Расселу ввести себе 40 доз инсулина, после чего у него случился шок. Рассел позже утверждал, что это была попытка покончить с собой. Однако его парень заявил, что Рассел на самом деле сделал это просто для того, чтобы выиграть время и подумать, пока он будет выздоравливать в больнице. Однако, учитывая весьма очевидный уровень интеллекта Рассела и то, насколько опасным были такие действий, мы собираемся дать вам возможность сомневаться в истинных мотивах этого поступка.

Как бы то ни было, он выжил.

Как вы можете себе представить, судья не был слишком впечатлён предыдущим издевательством Расселла над судебной системой и учёл потенциальный риск бегства, поэтому установил залог в 900000 долларов (сегодня около 1,5 миллионов долларов). Это была сумма, которую Рассел не посчитал справедливой. Таким образом, он решил уменьшить её, позвонив окружному секретарю из тюрьмы и точно скопировав голос судьи. В конце концов, всё, что ему нужно было сделать – это сказать секретарю уменьшить залог до гораздо более доступных 45000 долларов. На следующий день Рассел заплатил залог и отправился домой.

Несколько дней спустя власти заметили ошибку, отчасти потому, что деньги, используемые Расселом для оплаты залога, не были «чистыми», и снова арестовали Рассела. Это снова оказалось легко, потому что вместо того, чтобы скрываться, он, как всегда, просто вернулся к своему партнёру. Он говорит: «Я сделал это потому, что хотел быть с Филиппом. Я не контролировал себя».

На этот раз он получил срок 45 лет.

Крайне не довольный таким поворотом событий и тоскующий по своему парню, со временем Рассел приобрёл у тюремного комиссара несколько десятков перманентных маркеров зелёного цвета и вылил чернила в раковину. Как это облегчит побег? Что ж, после того, как он получил раствор с красителем, он покрасил свою белую тюремную униформу в зелёный цвет. Так получилось, что форму того же цвета носили врачи. Рассел давал профессиональные советы всем, кто был заинтересован: «Вы должны быть очень осторожны, потому что, если вы отожмёте вещи, на них появятся полосы».

Несколько дней спустя он надел свой докторский наряд и снова просто вышел из тюрьмы, в этом случае, чтобы максимизировать шансы, он подождал, пока работник, открывавший дверь, не заговорит по телефону, и, таким образом, выпустит его без каких-либо неловких вопросов.

Главное во всём этом – вести себя естественно. Он говорит: «Если вы напуганы, вы не должны показывать это. Вы должны вести себя так, будто вы должны быть там... [Но] вы получаете огромный выброс адреналина. Я отправился в лес недалеко от тюрьмы, и примерно через 100 ярдов я обернулся и сделал вот так [показывает средний палец]. Я думаю, это было довольно высокомерно».

Ему, естественно, нужно было как можно быстрее уйти дальше от тюрьмы, и он использовал свой костюм с пользой, убеждая случайных людей в том, что он врач, которому нужно доехать до города после небольшой аварии с его машиной. Он рассказывает: «К тому времени, когда власти направили вертолёты и поисковые группы, я пил "Маргариту» в баре в Хьюстоне».

Рассел, вероятно, мог бы успешно исчезнуть, если бы не облегчил властям работу, вернувшись к Моррису, которому следователи теперь уделяли чрезвычайно пристальное внимание, чтобы найти Рассела. Чтобы полиции было не настолько легко, пара скрылась в Миссисипи, где их в итоге и выследили.

Теперь, будучи полностью опозоренными поведением Рассела, о котором радостно сообщала пресса, и, учитывая очевидную лёгкость, с которой он покидал стены тюрьмы, власти по всей строгости наказали мошенника, который принял приговор с необычайной грустью. Отвечая на вопрос о том, почему он больше не такой весёлый, как обычно, Рассел торжественно сообщил властям, что у него положительный результат теста на ВИЧ и, вероятно, жить ему осталось недолго.

В течение следующих 10 месяцев тюремные чиновники наблюдали, как Рассел становился тенью своей прежней личности, превратившись в кожу да кости, а также демонстрируя все признаки поздней стадий этой смертельной болезни.

Когда смерть казалась близкой, его отправили в тюремный дом престарелых. Пока он находился там, позвонил врач, отметив, что Рассела выбрали для экспериментального испытания лекарства, и он должен немедленно явиться на лечение.

Так вышло, что Рассел получил медицинское условно-досрочное освобождение и просто вышел из тюрьмы. Пару недель спустя в тюрьму поступило сообщение от того же врача, что Рассел скончался.

Конечно, у Рассела не было ВИЧ.

Естественно, наблюдая за тем, как его бывший партнёр умирает от СПИДа, он хорошо знал симптомы и, просто делал всё возможное, чтобы имитировать их с течением времени – возможно, самым сложным было не есть много в течение нескольких месяцев и принимать слабительное, когда он стремился полностью освободить свой кишечник.

Теперь вы можете подумать, что врачи в тюрьме в какой-то момент действительно проверили Рассела на ВИЧ. Но нет. Никаких подобных тестов не проводили, поскольку уже были все необходимые записи, подтверждающие диагноз – конечно, сделанные Расселом, который просто напечатал их на тюремной пишущей машинке и убедился, что эти медицинские записи поместили в соответствующий внутренней почтовый ящик тюрьмы.

Он рассказывает об этом побеге: «Этот... оказался самым трудным... Я должен был полностью дисциплинировать себя... Сделать всё, что в моих силах. Я получал свои идеи из обучения. Я смотрел, я искал слабости. Вы оглядываетесь вокруг и никогда не позволяете себе замыкаться... Я не думаю, что я умнее, чем полиция, но мне удалось это, потому что они считают всех преступников глупыми и самодовольными. Я думаю, что каждый может сбежать из любого места».

К несчастью для Рассела, когда он позже пытался получить заём в 75000 долларов от Nations Bank в Далласе (в то время выдавая себя за довольно состоятельного человека), банк с подозрением отнёсся к нему и заставил властей разобраться в этом вопросе. Вскоре было обнаружено, что на самом деле этот человек был мёртвым мистером Расселом. Как только это было установлено, его быстро арестовали.

Сначала он пытался обмануть арестовавших его офицеров, утверждая, что он совсем не тот человек, которого они ищут, и он был весьма убедителен. Тем не менее, офицеры, очевидно, были предупреждены Департаментом уголовного правосудия Техаса, чтобы они не слушали ничего, что говорит Рассел, независимо от того, насколько правдоподобно это звучит. Глен Каслбери из TDCJ рассказывает: «Во Флориде мы сказали им, что если он выйдет из квартиры и скажет, что он Билл Клинтон, не верьте ему, даже если очень захотите».

Стремясь наказать Рассела за позор, который он причинил властям и силам, которые постоянно выслеживали его на протяжении многих лет, судья в итоге приговорил его к 144 годам тюремного заключения – 45 лет за различные мошенничества и 99 лет за многочисленные побеги из тюрьмы.

Несмотря на то, что многие годы буквально от 22 до 23 часов в день Рассел находится в заключении, тюремные работники по-прежнему убеждены в том, что он готовится к побегу, а один охранник сказал по этому поводу: «Если я хорошо знаю Стивена, он на связи с Филипом Моррисом прямо сейчас. Я абсолютно уверен, что его маленький мозг постоянно работает».

Они также отмечают, что никто не должен верить ни единому слову, которое он произносит, поскольку он мастер-мошенник с бесконечной харизмой и склонностью к тому, чтобы заставлять людей верить в ложь.

Что касается того, что он говорит, Рассел заявляет, что не собирается сбегать, несмотря на довольно отвратительную ситуацию, в которой он сейчас находится и о которой ему есть, что сказать.

«Одиночное заключение предназначено для того, чтобы ослабить и уничтожить человека. Это извращённая форма возмездия. За эти годы я знал 21 человека, которые покончили жизнь самоубийством от повешения, перерезания ярёмной вены или бедренной артерии до передозировки рецептурными препаратами. Признаком надвигающегося самоубийства обычно становится момент, когда заключённый выбрасывает всё своё личное имущество из камеры. Кроме этого, они обычно молчат о своих намерениях, пока не станет слишком поздно. Я также был свидетелем сотен увечий. Они режут руки, ноги, лицо или шею. Некоторые отрезают свои яички и бросают их на пол возле своей камеры. Заключённый в камере смертников однажды вырвал оба своих глаза.

Я не был застрахован от последствий одиночного заключения длиной в 22 года. Около четырёх лет назад у меня была диагностирована рецидивирующая тяжёлая депрессия… На моём теле травм теперь больше, чем я могу перечислить, позвоночник и бёдра – главные жертвы из-за дискомфорта в камере – нет стула, ничего, чтобы поддерживать мою спину, кроме стен камеры – и ограничений, наложенных на мои передвижения. Я страдаю ожирением из-за низкого качества пищи, которую мне дают, и почти полного отсутствия физических упражнений. Если бы мои инстинкты выживания были слабее, я бы тоже стал издеваться над собой.

[Однако], в отличие от других, я благословлён любовью моей семьи и друзей. Линда и Дэвид, мои лучшие друзья из Хьюстона, приезжают ко мне в гости почти каждые выходные. Моя подруга Елена из Осло, Норвегия, посещает меня два раза в год…

По моему мнению, одиночное заключение должно применяться только для самых жестоких заключённых и никогда не должно использоваться более двух лет подряд. Это разрушает человеческий дух. Проще говоря, это сводит мужчин с ума. Это единственная легальная форма пыток в современной пенитенциарной системе, но это медленное жестокое убийство тела и разума, которое, по крайней мере, в краткосрочной перспективе не оставляет видимых признаков. Вот почему это разрешено. Кроме того, общество склонно рассматривать всё, что происходит с заключёнными в тюрьме, как то, что они заслуживают. Заключённые, однако, не обязательно являются воплощением зла или не способны исправиться… Если мы ожидаем, что тюрьма реабилитирует правонарушителей, или если мы ожидаем, что заключённые реинтегрируются в общество после того, как отсидят свой срок, чем меньше они будут сломлены, когда выйдут, тем легче им будет».

Хотя, опять-таки, вы можете подумать, что всё это увеличит вероятность его побега, но он отмечает, что все его предыдущие побеги были мотивированы любовью и желанием быть со своим партнёром. К сожалению, Моррис больше не принимает участия в его жизни и никогда не посещал Рассела с момента вынесения приговора, хотя Рассел не винит его в этом, заявляя: «Я скучаю по нему. Но я тоже реалист. Я не хочу когда-либо сделать что-то, что причинит ему боль снова, и любое действие, которое я сейчас предприму, вызовет у него проблемы. Я не могу быть с ним, они не позволят этому случиться... Не имеет значения, как я к этому отношусь. [Но] я не могу жалеть себя. Я сделал это сам».

Кроме того, он утверждает, что любовь другого типа мотивирует его НЕ бежать – любовь его дочери. Он объясняет: «Моя дочь, Стефани, приезжает с Восточного побережья несколько раз в год, чтобы провести время со своим отцом. Она достойна всех изменений в моём поведении. Именно из-за неё я перестал пытаться бежать. Власть, которую дочь имеет над своим отцом, сильна. Она помогла мне понять, что мои действия причиняют боль не только мне, но и ей. Все мои побеги были актами бездумного эгоизма. Чтобы я прекратил причинять боль тем, кого я люблю, я должен был остановиться».

Он продолжает:

«[Чрезвычайная изоляция] дала мне время подумать, кто я и как сюда попал. Это ежедневная битва, полная сожалений, воспоминаний, неуверенности в себе, паранойи, скуки, ненависти к себе, вопросов и тщетности. Бывают дни, когда я плачу и кричу. Моя повседневная жизнь, если её можно так назвать, едва ли стоит того, чтобы жить... В одиночестве... без контакта с другими людьми, не имея возможности [обнять] свою дочь... И это моя вина... Только будущее даёт мне надежду.

Мне сейчас почти 61 год. Я принадлежу тюрьме? Да. Я понимаю и принимаю, почему я здесь. Однако я совершенно определённо не заслужил одиночку. Это жестокое и необычное наказание, совершенно несоразмерное моим преступлениям. В нём так же нет необходимости. Откладывая в сторону моё решение отказаться от попыток побега, бегство теперь для меня физически невозможно. На мой позвоночник так повлиял этот образ жизни, что меня нужно везти в инвалидной коляске всякий раз, когда я покидаю свою камеру. Бегство также не имеет смысла, поскольку я отсидел так много времени. Поскольку все мои преступления были ненасильственными, я могу уйти отсюда законно в один день, условно-досрочно. Это намного лучший вариант для меня, чем пытаться снова сбежать».

На этой ноте, учитывая, что он был образцовым заключённым и годами говорил и делал только правильные вещи, чтобы убедить комиссию по условно-досрочному освобождению выпустить его, когда придёт время, будь он честным или нет, это действительно будет казаться его пятым планом побега, но на этот раз законным путём, и случиться это может довольно скоро. Его первая возможность условно-досрочного освобождения появится в декабре этого года.

Специально для читателей моего блога Muz4in.Net – по материалам сайта todayifoundout.com

Copyright Muz4in.Net © - Данная новость принадлежит Muz4in.Net, и являются интеллектуальной собственностью блога, охраняется законом об авторском праве и не может быть использована где-либо без активной ссылки на источник. Подробнее читать - "об Авторстве"



Вам понравилась статья? Просто перейди по рекламе после статьи. Там ты найдешь то, что ты искал, а нам бонус...


Почитать ещё:


Имя *:
Email:
Код *: