Мобильное меню


NOTRE DAME DE PARIS LE CONCERT
Ещё разделы
ПОДПИСЫВАЙСЯ
Картинки
Форма входа
ОнЛайн
Онлайн всего: 66
Гостей: 66
Пользователей: 0
Реклама
Правда, которая скрывается за самыми известными шрифтами
Познавательное

Правда, которая скрывается за самыми известными шрифтами

Админчег Muz4in.Net Тэги


Эти факты о шрифтах заставят вас остановиться и подумать дважды в следующий раз, когда вы нажмёте на выпадающее меню.



Когда речь идёт об оформлении документа, будь то резюме, презентация PowerPoint или знак, предупреждающий людей, что все обеды в холодильнике будут выброшены в пятницу, большинство пользователей редко задумываются над выбором шрифта. Одни используют шрифт по умолчанию, в то время как другие тратят некоторое время на то, чтобы посмотреть доступные варианты и выбрать подходящий.

К сожалению, большая часть публики не знает об удивительной силе и эпичной истории таких шрифтов, как Helvetica, Garamond, Futura и прочих. Шрифты, которые являются гораздо большим, чем просто буквами, подобны вашим любимым супергероям – они так много сделали для нас и так мало попросили взамен. Они сбежали от тоталитарных режимов, помогали нам ориентироваться в оживлённых городах, открыли новую цифровую эру и даже пробились на Луну.



Конечно, в мире шрифтов тоже есть свои злодеи: непонятные гарнитуры, которые не по своей вине навлекли на себя гнев легионов графических дизайнеров. Пришло время вывести эти шрифты из тени и почтить их за то, что они представляют собой на самом деле, а не за то, какими мы их воспринимаем.

Когда шрифт не является шрифтом

Для начала важно отметить, что когда мы говорим о шрифтах, мы обычно имеем в виду гарнитуры. Чтобы прояснить этот момент, мы поговорили с Марией Герасимчук-Джорджевич, доцентом кафедры искусства и дизайна в Университете штата Миссури.

«То, что сегодня большинство людей считают шрифтами, на самом деле называется гарнитурами, – пояснила она. – Исторически сложилось так, что различие между гарнитурами и шрифтами связано с работой с металлическими сплавами – гарнитура относилась к фактическому дизайну букв, в то время как термин «шрифт» был предназначен для описания конкретного размера этой гарнитуры.



С самых ранних дней Гутенберга разработанные шрифты контролируют внешний вид букв, которые мы читаем. Тем не менее, то, что мы рассматриваем гарнитуры как функцию текстового процессора компьютера, привело нас к терминологии, которую мы используем сегодня.

«Как только персональные компьютеры стали более доступными, способ хранения информации о конкретной информации приобрёл название “файл шрифта”, и когда Word превратился в программу по умолчанию во многих офисах по всему миру, мы ошибочно заменили гарнитуру на шрифт».



Итак, в то время как гарнитура представляет собой всеобъемлющий дизайн, шрифт – это то, что внедряется на странице. И поскольку в настоящее время люди активно используют текстовые редакторы, термин «шрифт» сегодня является общепринятым и используется взаимозаменяемо с «гарнитурой».

Благодаря настольной издательской системе, мы имеем мгновенный доступ к, казалось бы, безграничным файлам шрифтов, многие из которых основаны на известных гарнитурах. Одним из них – несколько веков, в то время как другие существуют в течение короткого времени, однако уже успели породить впечатляющие истории.

Великий побег Futura

Немногие шрифты могут похвастаться тем, что оказались в эпицентре геополитических потрясений, как Futura. История Futura начинается с Пола Реннера, уроженца Германии и поклонника функциональных компонентов модернистского движения, возникшего в 1920-х годах. В 1927 году Реннер создал Futura – непримиримо современную гарнитуру, которая была одновременно простой и впечатляющей. Форма шрифта позволяла его легко читать, таким образом, он был весьма функциональным.

Futura Реннера была прямой реакцией на традиционную немецкую гарнитуру Fraktur, которая была довольно вычурной, как поясняет Хуан Пабло Мадрид, директор по дизайну из цифрового маркетингового агентства Online Optimism.



«Он хотел отойти от традиционного немецкого шрифта», – добавляет Мадрид.

К сожалению для Реннера, в то время в Германии была растущая политическая сила, заинтересованная в активном продвижении всего традиционно немецкого: Национал-социалистическая немецкая рабочая партия, которую возглавлял Адольф Гитлер.

«[Гитлер и нацисты] хотели сделать всё чисто немецким и националистическим», – говорит Мадрид. Таким образом, перспективный шрифт Реннера не был широко принят. Также помешало и то, что Реннер был откровенным критиком нацистов; в 1933 году его отстранили от должности преподавателя и назвали интеллектуальным подрывником.

Тем не менее, как это может случиться с любым беспринципным тоталитарным режимом, нацисты резко изменили своё мнение, когда всё пошло не так, как планировалось. Они приняли совершенно иную позицию относительно современных шрифтов, таких как Futura, как только начали аннексировать другие страны.



«Время шло, – говорит Мадрид, – нацисты были не очень последовательны в своих мыслях и начали думать, что шрифт Fraktur имел еврейское влияние». Когда страна погрузилась в состояние войны, трудночитаемый Fraktur стал обузой для Германии, и она официально запретила его в 1941 году – хотя нацистские бланки по-прежнему печатали с использованием традиционного немецкого шрифта, ставшего неожиданно «еврейским».

Однако на тот момент было слишком поздно, чтобы Futura стал исключительно немецким шрифтом. По словам Мадрида, он к тому времени уже вышел на мировой рынок.

Понятное дело, будущее было ярким для Futura, поскольку шрифт стал широко использоваться на вывесках, американских военных картах и афишах. Гарнитура получила высшую честь, когда НАСА выбрало его для мемориальной доски миссии «Аполлон-11», оставленной на поверхности Луны.

«Шрифт достиг своих футуристических намерений», – говорит Мадрид.

До встречи в Гельветике

Шрифт Helvetica прочно укоренился в своей родной Швейцарии.

«Сам шрифт носит название швейцарского региона, который в исторических текстах называют Гельвецией», – поясняет Герасимчук-Джорджевич. Предки швейцарцев были искусными мастерами, что вполне уместно, поскольку Helvetica представляет собой совершенный пример формы и функциональности.

«Шрифт Helvetica был создан в 1957 году, – говорит Герасимчук-Джорджевич, – и является воплощением швейцарского дизайнерского движения, которое поразило мир одновременным сочетанием простоты и гениальности, ознаменовав собой новую эру графического дизайна».

С самого начала смелая, но простая эстетика Helvetica сделала шрифт фаворитом для общественных знаков и брендов, жаждущих внимания. Трейлер к документальному фильму «Гельветика» режиссёра Гэри Хатсвита показывает, насколько критичным стал шрифт для тех, кто пытается жить в урбанистических джунглях Манхэттена.



Герасимчук-Джорджевич говорит, что вездесущесть шрифта сделала его несколько противоречивым в дизайнерских кругах, однако: «Большинство дизайнеров испытывают к этому знаковому шрифту любовь и ненависть: они либо перерастают его, либо он становится одним из любимых».

Серьёзные шрифты с засечками



В то время как одни шрифты, такие как Futura и Helvetica, ворвались на сцену со смелой современностью в хаотичном ХХ веке, другие пережили эрозионные силы времени. Эти вневременные шрифты, как правило, попадают в категорию засечек, которые часто можно встретить на страницах книг, журналов и газет.

«Garamond (XVI век) и Baskerville (XVIII век) считаются одними из классических шрифтов, – говорит Герасимчук-Джорджевич. – Они существуют уже несколько столетий и выдержали испытание различными художественными движениями и книжной модой».



Garamond был создан французским печатником и книготорговцем Клодом Гарамоном по мотивам популярного итальянского шрифта. Он был попыткой отойти от вычурных рукописных шрифтов, которые использовались до того момента.

Ещё один шрифт с засечками, который знают все – это классический Times New Roman, который уходит корнями в более современную эпоху – 1931 год. Times New Roman был результатом редизайна гарнитуры популярной британской ежедневной газеты The Times.



Герасимчук-Джорджевич отмечает, что такие классические шрифты с засечками пользуются высокостатусной репутацией, поскольку чаще всего вы найдёте эти шрифты на страницах выдающейся книги, нежели на каком-то знаке в метро, как в случае с Helvetica.

«Из-за дизайна букв шрифты с засечками ассоциируются с научными достижениями», – говорит она.

Такие ассоциации дали этим шрифтам консервативный, старомодный образ, хотя это может измениться.

«Засечки возвращаются, в особенности в сфере технологий», – утверждает Мадрид. Он отмечает, что шрифт имеет классический вид с намёками на современность.

Как мы вскоре увидим, гарнитуры в цифровом пространстве были как вдохновением, так и проклятием для типографических энтузиастов.

Поприветствуйте цифровые гарнитуры

При обсуждении гарнитур на экранах наших компьютеров невозможно не упомянуть Стива Джобса. Во время обучения в Рид-колледже Джобс ходил на курсы каллиграфии, которые познакомили его с широким спектром шрифтов, придуманных человечеством.



Очень важно отметить, что до появления оригинального Macintosh большинство компьютерных шрифтов были моноширинными, то есть каждая буква занимала одинаковое пространство на странице (в качестве примеров можно рассмотреть печатные машинки или сюжеты к фильмам).

Когда пришло время создавать первый Macintosh, Джобс заручился помощью дизайнера Сьюзан Каре, чтобы создать элементы дизайна и интерфейса, в том числе набор уникальных шрифтов. Названные в честь известных городов мира, таких как Лондон, Нью-Йорк и Чикаго (London, New York и Chicago), эти шрифты были пиксельными вариациями известных гарнитур и совершенно уникальными для Apple и Macintosh. Разнообразие шрифтов вскоре было реплицировано другими компьютерными гигантами вроде IBM и Microsoft.



Apple продолжает традицию создания уникальных шрифтов и присвоения им названий городов с помощью своего нового шрифта San Francisco (Сан-Франциско).

В то время как при разработке шрифта учитывается множество параметров, его читабельность остаётся в приоритете, как утверждает Мадрид.

Революция шрифтов, начатая Джобсом, была названа «демократизацией» и позволила людям использовать любую понравившуюся гарнитуру. Но, как и в случае с демократией, когда вы даёте такую власть людям, они делают выборы, с которыми вы можете быть не согласны, часто превращая благонамеренные шрифты в злодеев.

Какой шрифт!

Пожалуй, нет безобиднее шрифта, чем Comic Sans, который почти повсеместно высмеивают за его детскую, неравномерную форму.

Когда владелец Cavs Дэн Гилберт попытался выступить против Деброна Джеймса, его вздорное письмо мгновенно стало посмешищем из-за использования Comic Sans. А дизайнер и писатель Дэвид Кадави выступил с целой речью под названием «Почему вы ненавидите Comic Sans».

Ещё один шрифт, который презирают те, кто предпочитает рациональные гарнитуры – Papyrus. Использование шрифта в некоторых известных голливудских фильмах помогло ему стать героем идеального пародийного ролика для шоу Saturday Night Live.



И сколько бы люди не критиковали эти шрифты, некоторые эксперты по дизайну не выливают на них ненависть. Для них всё дело – в контексте.

«Comic Sans, определённо, обладает плохими типографическими основами, – говорит Кадави, – и его плохая репутация представляет собой что-то поистине интересное: это означает, что массы знают о тонкости визуального дизайна».

«Сейчас он мне нравится. Вы может использовать его иронично, – признаёт Мадрид. – Comic Sans заслуживает существовать в этом мире».

Однако не каждый эксперт по дизайну является всепрощающим.

«Papyrus и Comic Sans неправильно используются едва ли не в пресловутой степени», – утверждает Герасимчук-Джорджевич. Она говорит, что шрифт обычно используется людьми, которые пытаются передать конкретное послание: «Они выбирают один из “менее строгих” шрифтов – тот, который кажется забавным и причудливым».

Когда Мадрида попросили назвать гарнитуру, которую он терпеть не может, он назвал Lobster – жирный, курсивный шрифт, имеющий профессиональный и приятный вид, в результате чего его часто используют в рекламной сфере. Мадрид вспомнил, как во время одного из путешествий за границу он увидел название ресторана, где подавали омаров, в шрифте Lobster. «Это было ужасно», – признался он.

Тот факт, что Мадрид имеет такую висцеральную реакцию на шрифт Lobster или защищает Comic Sans, говорит о том, что гарнитуры могут вызвать эмоциональные реакции.

«Попробуйте зайти в магазин и представить, что там на всех продуктах – один и тот же шрифт, – говорит Герасимчук-Джорджевич. – Как бы вы смогли найти то, что нужно вам? Хорошее оформление способствует продажам продукта. Если что-то не так, мы тут же замечаем это».



Шрифты, в конечном счёте – это область дизайна и форма искусства. Шрифты, которые были созданы 20, 90 или 300 лет назад, остаются популярными и влиятельными по сей день. Они направляют нас к нужной платформе на железнодорожных вокзалах. Доставляют нам новости. Помогают читать книги детям перед сном.

Мы все знаем, что в написанном слове есть сила. Она присутствует и в дизайне этих слов.

Специально для читателей моего блога Muz4in.Net – по статье с сайта urbo.com

P.S. Меня зовут Александр. Это мой личный, независимый проект. Я очень рад, если Вам понравилась статья. Хотите помочь сайту? Просто посмотрите ниже рекламу, того что вы недавно искали.





Copyright Muz4in.Net © - Данная новость принадлежит Muz4in.Net, и являются интеллектуальной собственностью блога, охраняется законом об авторском праве и не может быть использована где-либо без активной ссылки на источник. Подробнее читать - "об Авторстве"

Вы это искали? Быть может это то, что Вы так давно не могли найти?

Имя *:
Email:
Код *: