Мобильное меню


Ещё разделы
ПОДПИСЫВАЙСЯ
Картинки
Форма входа
ОнЛайн
Онлайн всего: 654
Гостей: 654
Пользователей: 0
Реклама
Печальная гротескная жизнь Джулии Пастраны, «Бабуиновой Леди»
Познавательное

Печальная гротескная жизнь Джулии Пастраны, «Бабуиновой Леди»

Админчег Muz4in.Net Тэги




В ловушке у высшего общества и шоу фриков

Нет никаких записей, которые позволили бы воссоздать годы взросления Джулии Пастраны, однако она, вероятно, родилась в 1834 году в районе Сьерра-Мадре в Мексике. Она страдала от двух редких врождённых заболеваний, из-за которых её лицо и тело были покрыты тёмными волосами, а челюсть настолько выпирала вперёд, что казалось, будто у неё есть второй набор зубов.

Ходили слухи, что родители продали Джулиану в шоу-бизнес; она была брошена умирать в лесу, но чудесным образом спаслась; мать, которая была родом из так называемого индейского племени корнекопателей, бежала из общины, когда родилась Пастрана, чтобы защитить девочку. Согласно последней версии, группа мексиканских пастухов нашла Джулиану в горной пещере, где она пряталась вместе со своей матерью.

Впоследствии девочку отдали в местный приют. Её, в конце концов, удочерил сеньор Санчес, губернатор штата Синалоа в Мексике; она работала служанкой в его доме. В апреле 1854 года она убежала от Санчеса, купившись на обещания американского шоумена. В декабре того же года в музыкальном театре Готик-Холл состоялось её первое выступление. Джулиану представили публике как «Чудесный Гибрид», или «Женщину-Медведицу».

Пастрана отправилась в гастрольный тур под руководством другого шоумена, Теодора Лента, о котором, как и о ней, мало что известно. Недавние исследования показывают, что он был амбициозным, оптимистичным и беспринципным бизнесменом, продавцом и аукционистом, который иногда занимался проституцией. Он, вероятно, познакомился с Пастраной, когда она выступала в Нью-Йорке. В конечном итоге он решил жениться на ней в Балтиморе примерно в 1855 году.

По какой причине они заключили брак, мы точно не знаем. Как утверждают, Пастрана была щедрой, чувствительной, милосердной и умной девушкой, которая утверждала, что Лент любил её бескорыстной любовью. Тем не менее, вполне возможно, что для Лента брак был способом подчинить себе Джулиану. Когда Барнум встретил Пастрану в 1857 году, согласно воспоминаниям другого шоумена, «она не снимала плотную вуаль, которая прикрывала её лицо, пока в комнате не появлялся мистер Лент». Более того, Лент знал, что выступления Пастраны приносили хорошую прибыль; возможно, он женился на ней, чтобы другие шоумены не могли претендовать на неё.

Однако наиболее вероятной является версия, согласно которой Лента привлекали бородатые женщины. В самом деле, в мире шоу фриков бородатые женщины часто находили поклонников и мужей. Энни Джонс из Американского музея Барнума, которую изначально называли «Младенцем Эсау», предположительно заключила тайный брак с шоуменом, когда ей исполнилось шестнадцать лет. В 1895 году, спустя пятнадцать лет, пара развелась, и Джонс вышла замуж во второй раз.

У мадам Фортейн Клофуллии, ещё одной бородатой дамы, которая работала в Американском музее Барнума с 1850-х годов, также были муж и сын, которые иногда появлялись на сцене вместе с матерью. Что касается Лента, то Пастрана не была его единственной бородатой женой; в 1860-х годах он женился на Мари Бартель, бородатой даме из Германии. Пообещав отцу Мари никогда не показывать её, Лент вскоре объявил свою новую жену сестрой Джулии Пастраны, которую звали мисс Зенорой Пастраной.

В то время пресса называла Бартель «его собственностью». А как же Лент и Пастрана? На чём держался их брак? Любовь, похоть или деньги? Возможно, на всём этом вместе взятом. Однако в свете его более поздних действий трудно поверить в то, что это была привязанность. Как мы увидим, Лент был настоящим чудовищем.

В 1857 году Пастрана и Лент – фрик и шоумен, жена и муж – давали представление в Лондоне; её представили публике как «мисс Джулию Пастрану, известную в Соединённых Штатах и Канаде как "Женщина-Медведица" и "Бабуиновая Леди"». И хотя появление на свет и взросление Пастраны были окутаны тайной, они стали неотъемлемой частью представлений.

По сути, коверкая истинную историю жизни Пастраны, шоумены заявляли, что она была продуктом нечестивого союза между человеком и зверем. Согласно одному из таких утверждений, Джулиана была обнаружена в пещере вместе с матерью-индианкой, где они жили с бабуинами, медведями и обезьянами.

Другой плакат от 1857 года, объявлявший о предстоящем выступлении Пастраны, содержал краткий раздел об индейцах-корнекопателях, к племени которых принадлежала мать Джулианы: «Эти удивительные существа обитают в горах Мексики; они живут в пещерах с различными животными, такими как медведи, обезьяны, белки и так далее. Они ничем не отличаются; их пища состоит из трав, корней, насекомых и коры деревьев».

Корнекопатели жили вместе с животными, от которых ничем не отличались – это был ещё один намёк на совокупление с диким зверьми (такие обвинения часто сыпались в адрес африканцев, выступавших на сцене). Скотоложство усиливалось самим названием племени – «корнекопатели», которое ассоциировалось у викторианцев с грязными, ленивыми, кровожадными и питающими сексуальное влечение к животным дикарями.

В Мексике, где мать Пастраны по-разному называли туземкой, живущей в пещере, где она, возможно, и родила, женщины также воспринимались как гиперсексуальные. Более того, волосатые женщины, такие как Пастрана, стали ассоциироваться с гиперсексуальностью, примитивизмом и скотоложством.

Итак, Джулия Пастрана — кем бы она ни была на самом деле и какова бы ни была истинная природа её истории — оказалась на сцене под пристальными взглядами зрителей, которым сообщили, что она была ужасным продуктом звериного союза с «лицом как у бабуина, телом и конечностями женщины и шкурой медведицы», при этом природа женщины в ней преобладала над инстинктами орангутангов. Она могла быть наполовину животным, но её считали «леди во всех отношениях». И всё это усердно продвигал человек, которого она любила.

* * * * *

Джулия Пастрана должна была выступать в галерее Риджент, в Квадранте на Риджент-стрит, с апартаментами, домами и магазинами, где продавались импортные экзотические деликатесы. Колоннады из чугунных колонн, поддерживавших разнообразные строгие и живописные фасады, предлагали крытую пешеходную дорожку, чтобы те, у кого было свободное время, могли побродить вокруг и, возможно, отправиться на шоу фриков.

Действительно, галерея Риджент была местом, где по традиции проводили шоу фриков: Гигантский Юноша из Йоркшира был представлен на Пикадилли, 50 в 1812 году, до этого он, как утверждается, выступил перед «Её Величеством и королевской семьёй в Виндзоре. В период с 1817 по 1829 год трёхлетний толстяк участвовал в шоу на Пикадилли, 183, билеты на которое продавались по одному шиллингу. В середине 1840-х годов Человека-Треножника, с тремя ногами, выставляли за полкроны в Квадранте. Помимо него, публике также представили Дэниела Ламберта, Чанга и Энга Банкеров и генерала Том-Тама.

В галерее Риджент Пастрана представала перед публикой трижды. Билеты на места в партере стоили три шиллинга, в зале – два шиллинга, в галерее – один. Пресса, которой, наряду с врачами, предоставили закрытый просмотр, хвалила «очень красивые бакенбарды», «выступающую челюсть» и «странные зубы» Джулианы, утверждая, что она одевается со вкусом в дорогие испанские и прочие костюмы. После каждого выступления «Бабуиновая Леди» спускалась со сцены, чтобы поговорить со зрителями и ответить на их вопросы.

Джулиана пыталась соответствовать своему прозвищу «Бабуиновая Леди». Её описывали как «общительную и вежливую»; более того, она, несомненно, вызывала неподдельное любопытство и была «леди во всех отношениях». Всех, начиная от мужчин-учёных и заканчивая дамами и детьми, привлекала её необычная внешность, танцы и пение. Она танцевала Хайланд флинг, исполняла английские и испанские песни, а также легко общалась с публикой. Один зритель похвалил её «сладкий голос» и «отличный вкус в музыке и танцах». Другой вспоминал, как угощал её сигаретой: «… усевшись в обезьяньей позе на высокий стул, она закурила сигарету и сделала затяжной вдох. Она выглядела как сущий дьявол; её огромные, как пещера, глаза сияли, а большие ноздри выпускали клубы дыма. Но при всём этом она была обычным человеком: говорила на нескольких языках, пела, танцевала, была энергичной и умной. О её происхождении мало что было известно. Тем не менее, бытует мнение, что её мать была мексиканской индианкой, которая много лет пропадала в стране, полной обезьян и медведей. Я полагаю, что связь, на которую все намекают, не способна привести к зачатию; сперматозоиды животных не могут оплодотворить человеческую самку, и наоборот».

Реклама явно вынудила этого зрителя задуматься. Его звали Артуром Манби; он был, по всей видимости, уважаемым джентльменом из высшего или среднего класса, выпускником Кембриджского университета, государственным служащим в Церковной комиссии, начиная с 1858 года, и поэтом, писавшим стихи от случая к случаю. Однако он вёл тайную жизнь: в 1873 году он заключил брак со служанкой Ханной Каллвик; более того, он питал навязчивую страсть к женщинам из рабочего класса.

В Тринити-колледже хранятся три тома дневников, записных книжек и фотоальбомов Манби, в которых в мельчайших подробностях описано его увлечение женщинами из рабочего класса, начиная от тех, кто работал на рудниках и в шахтах, и заканчивая акробатками и даже дамами без носов. Он озаглавил дневники как «Изучение женщин из рабочего класса». Его одержимость была «всепроникающей», как предположил один из современных учёных, и тесно связанной с мужским удовольствием. Его отношения с представительницами рабочего класса были пропитаны порнографическим вуайеризмом.

Манби трепетал перед видом необычных женщин, поэтому он решил посетить шоу фриков с участием Пастраны в 1857 году. Однако впервые он написал о ней лишь в 1862 году, когда вернулся домой после очередного шоу Джулии, которое, по его мнению, сильно отличалось от первого.

После лондонской выставки в 1857 году Лент и Пастрана путешествовали по Европе. Как и Мальчик-с-пальчик, Пастрана была одарённой исполнительницей, которая сыграла роль в собственной пьесе Der Curierte Meyer о молочнике, который влюбился в девушку, чьё лицо было прикрыто вуалью (в конце концов, она была приподнята, чтобы потешить публику).

Шоу закрыли по причине непристойности, но Пастрана продолжала исполнять испанские танцы и популярные песни. Затем она присоединилась к цирку и отправилась из Германии в Варшаву, а потом, в 1859 году, в Москву. Здесь она родила мальчика в марте 1860 года, который был очень похож на неё. Через два дня, однако, он умер от асфиксии.

Роды также ухудшили состояние Пастраны, и она умерла в результате осложнений рано утром 25 марта 1860 года. Её последние слова, по-видимому, звучали так: «Я умираю счастливой; я знаю, что меня любили такой, какой я была». Но действия Лента говорили об обратном. После смерти жены и ребёнка он продал их тела за 500 фунтов стерлингов, и они были отправлены на бальзамирование в Московский университет с целью их передачи на хранение в Университетский анатомический музей.

После того как тела были забальзамированы, Лент изменил своё мнение: он понял, что может сделать из трупов шоу фриков, поэтому он предложил университету выкупить их за 800 фунтов. Лент вернулся в Лондон в 1862 году, решив продолжить шоу фриков. Итак, в 1862 году забальзамированная Бабуиновая Леди и её ребёнок были выставлены в Берлингтонской галерее, на Пикадилли, 191, месте, которое обычно резервировали для выставок высокого искусства. Именно там Артур Манби увидел Пастрану во второй раз.

Специально для читателей моего блога Muz4in.Net – по материалам сайта lithub.com

Copyright Muz4in.Net © - Данная новость принадлежит Muz4in.Net, и являются интеллектуальной собственностью блога, охраняется законом об авторском праве и не может быть использована где-либо без активной ссылки на источник. Подробнее читать - "об Авторстве"



Вам понравилась статья? Просто перейди по рекламе после статьи. Там ты найдешь то, что ты искал, а нам бонус...


Почитать ещё:


Имя *:
Email:
Код *: