Мобильное меню


NOTRE DAME DE PARIS LE CONCERT
Ещё разделы
ПОДПИСЫВАЙСЯ
Картинки
Форма входа
ОнЛайн
Онлайн всего: 148
Гостей: 148
Пользователей: 0
Реклама
Чему мы можем научиться у людей, которые преуспели поздно в жизни?
Познавательное

Чему мы можем научиться у людей, которые преуспели поздно в жизни?

Админчег Muz4in.Net Тэги




Как общество, мы склонны сосредотачивать своё внимание на вундеркиндах — молодых звёздах в той или иной сфере. Но что, если мы вместо этого посмотрим на людей, которые находятся на противоположном конце временной шкалы? Изучая их жизни, учёный Альберт-Ласло Барабаси наткнулся на уроки, которые могут принести пользу каждому из нас.

Когда Джон Фенн в возрасте 50 лет поступил в Йельский университет, он был стар по академическим меркам. Но стоит отметить, что он всегда всё делал поздно. Он опубликовал свою первую научную статью в 32 года, через десять лет после окончания аспирантуры. Ему было 35 лет, когда он получил свою первую академическую должность в Принстоне, где он начал работать над атомными и молекулярными пучками; он продолжил своё исследование в Йельском университете. И хотя Фенн был трудолюбивым и прилежным, он по большей части был маловлиятельным учёным. Глава факультета, должно быть, ощутил некоторое облегчение, когда Фенна, которому исполнилось 70 лет, смогли убедить уйти на пенсию.

Но Фенн не собирался прекращать свою деятельность. Тремя годами ранее, в возрасте 67 лет, он, будучи уже списанным со счётов в Йеле и лишённым лабораторного пространства и техперсонала, опубликовал статью о новом методе, который он назвал «ионизацией распылением». Он превращал капли в высокосокростной луч, позволяющий ему быстро и точно измерять массы крупных молекул и белков. Он видел в этом прорыв. И он оказался прав — его метод стал незаменимым в лабораториях.

Так, после долгого времени простоя в Йеле он переехал в Университет Содружества Виргинии. Он открыл новую лабораторию, и то, что он сделал впоследствии, было революционным. Усовершенствовав свою первоначальную идею, он предложил учёным надёжный способ измерения рибосом и вирусов с невероятной точностью, тем самым трансформировав наше понимание того, как работают клетки. В 2002 году, когда ему было 80 с лишним лет, Фенну присудили Нобелевскую премию по химии.

История Фенна стужит простым напоминанием: ваши шансы на успех имеют мало общего с вашим возрастом. Всё зависит от вашей готовности неоднократно пытаться совершить прорыв. Осознание этого было преобразующим для меня — я начал видеть «феннов» повсюду.

Речь идёт об Алане Рикмане, который получил свою первую роль в фильме в 46 лет; Рэе Кроке, который присоединился к франшизе McDonald’s в 53 года; Нельсоне Манделе, который, отсидев 27 лет в тюрьме, стал президентом своей страны в возрасте 76 лет; Джулии Чайлд, которой было 50 лет, когда она начала вести своё первое телешоу.

Все эти люди, преуспевшие поздно в жизни, имели нечто общее, помимо упорства. Их пути к успеху определялись скрытым фактором, который раскрывался на протяжении всей их карьеры. Я и моя команда назвали его Q-фактором, и он помог нам ответить на вопрос: откуда берутся очень успешные люди и продукты?

Новые проекты всегда начинаются с идеи, независимо от того, в какой творческой сфере вы находитесь. Тем не менее, важность или новизна идеи — это не то, что мы всегда знаем заранее. По этой причине давайте назовём это «r» (от англ. random idea — «случайная идея»), позволив «r» обозначать число, которое фиксирует её значение. Открытие ещё одного заведения быстрого питания в торговом центре? В данном случае величина «r» близка к нулю. Создание функционирующей машины телепортации? Это может иметь огромное «r»... если только вы реализуете свою задумку.

Но идеи являются дешёвыми; это прописная истина, которую часто повторяют венчурные капиталисты. Ваша способность брать идею и превращать её в полезный продукт определяет размер чека, который инвестор готов выписать вам. То же самое касается и любого занятия: потрясающая идея в неуклюжих руках редко приводит к важному результату. Ваша способность превращать идеи в открытия не менее важна, и в данном случае многое зависит от человека.

Мы назвали эту способность Q-фактором человека, что позволило представить процесс инноваций в виде уравнения. Каждый из нас берёт случайню идею, со значением «r», и использует свои навыки, чтобы превратить её в открытие или «успех» S (от англ. success), что отражает её влияние на мир. Если мы хотим предсказать это влияние, мы должны установить, как эти два фактора — пока ещё неизвестное значение идеи, или её «r», и чей-либо Q-фактор — определяют конечный успех проекта, или S. Умножьте ваш Q-фактор на значение вашей новой идеи, «r», и вы получите формулу, предсказывающую её успех. Она имеет следующий вид:

S = Qr

Иными словами, успех продукта или сделки зависит от Q-фактора человека и ценности его идеи, «r».

Таким образом, если человек с низким Q-фактором сталкивается с отличной идеей с огромным значением «r», влияние всё равно будет посредственным, так как на полученный продукт — или Qr — существенно влияет низкий Q-фактор. Фантастическая идея, плохое исполнение. Взять, к примеру, первый карманный ПК Newton от Apple, который неумело распознавал рукописный ввод. Может произойти и обратное: творческий человек с высоким Q-фактором может произвести множество слабых или посредственных — или с низким «r» — продуктов. Подумайте об AppleLisa, NeXT, the G-4 Cube или MobileMe. Никогда о них не слышали? Они похоронены на кладбище многочисленных неудач Джобса. Если идея обладает малым значением «r», неважно, насколько высоким является Q-фактор, продукт всё равно получится маловажным. Отличное исполнение, плохая идея.

Но есть также и примеры, когда великолепны оба — и сама идея, и её создатель. Когда Q-фактор и «r» высоки, они усиливают друг друга, что приводит к прорыву, определяющему карьеру. Рассмотрим в качестве примера iPhone — фантастическая идея с блестящим исполнением, что привело к созданию продукта, который определил наследие Джобса.

Как только я и моя команда выяснили, как измерить Q-фактор учёного, мы осознали, что он остаётся неизменным на протяжении всей его карьеры. Это правда. Данные были чёткими: мы все начинаем карьеру с определённым Q, высоким или низким, и этот Q-фактор остаётся с нами до пенсии. Ну, мне было трудно поверить, что в двадцать два года, когда я написал свою первую исследовательскую работу, я был таким же хорошим учёным, как и сейчас. И вам, вероятно, кажется, что в свои двадцать с небольшим лет вы не были такими же хорошими учителями, писателями, врачами или продавцами, как сейчас. Однако мы потратили полгода на перепроверку результатов и пришли к такому же выводу.



Применим ли этот вывод к тем, кто не связан с наукой? Мы смогли ответить на этот вопрос после того, как выяснили, как измерить Q-фактор в другой области: коммуникации. Онур Варол, новый член лаборатории, решил проанализировать, насколько умело пользователи Twitter печатают твиты, которые резонируют с пользователями.

Когда мы сравнили людей с одинаковым количеством подписчиков, мы обнаружили, что одни из них гораздо более талантливы в общении с аудиторией, чем другие. Казалось, не было никакого систематического роста или упадка, поскольку пользователи Twitter оттачивали свои навыки — исполнители с высоким Q-фактором оставались такими же, да и те, кто имел низкий Q-фактор, не сдвинулись с места. В тот момент, когда кто-то присоединялся к Twitter, устанавливался Q-фактор, который оставался примерно таким же в течение нескольких месяцев и лет.

Но что, если Q-фактор является низким? Тогда я могу дать вам несколько жёстких советов: если вы неоднократно терпите неудачу при попытке совершить прорыв, возможно, вы преследуете не то призвание. Я испытал это на себе. В старшей школе я хотел стать скульптором. Но у меня плохо получалось творить, если честно. Тогда я лучше всего разбирался в физике. По этой причине я последовал за своим Q-фактором, бросив художественную школу ради исследовательской лаборатории.

Или, может быть, вы застряли в глубоко изолированной сфере. Мне приходилось с этим сталкиваться, когда я годами работал над квантовыми точками, безвестной дисциплине, где даже самое важное открытие имеет мало шансов на успех. Я переключился на другую область с более широкой аудиторией.

Дело в том, что если наш Q-фактор не резонирует с нашей работой, мы должны задуматься над тем, с правильным ли карьерным путём мы связали свои надежды. Как только вы найдёте то, что идеально подходит вам, сферу или профессию, где ваш Q-фактор великолепен, сделать останется только одно: никогда не сдаваться.

Ключ к долгосрочному успеху с точки зрения создателя прост: позвольте качествам, которые определяют ваш Q-фактор, делать свою работу, предоставляя им возможность снова и снова достигать успеха. Иными словами, успешные люди берутся за один проект, потом за второй и так далее. Они не считают выигрыши, они покупают больше лотерейных билетов. Они продолжают создавать. Взять, к примеру, писательницу Джоан Роулинг, которая после «Гарри Поттера» создала успешную серию мистических книг (под именем Роберта Гэлбрейта). Каждый раз, когда она публикует книгу, её новоиспечённые поклонники решают также прочитать старые тома. Каждая новая книга, таким образом, вдыхает жизнь в карьеру Роулинг, сохраняя актуальность её работы.

Высокий Q-фактор в сочетании с настойчивостью Фенна — это то, что приводит в движение двигатель карьерного успеха. В случае с такими людьми, как Шекспир, Остин, Эдисон,Кюри и Эйнштейн, нельзя назвать одну работу, которая изменила всё. Они стали успешными в своих областях благодаря исключительным Q-факторам — и готовности многократно испытывать свою удачу.

Существует ещё один умный способ использовать свой Q-фактор: сотрудничество. Используйте круг людей, с которыми вы общаетесь, чтобы продвинуться в своих проектах. Если нет ничего другого, это побуждает вас продолжать пробовать. Командная работа способна мотивировать вас. В моём случае студенты и аспиранты — а также проекты, над которыми мы работаем вместе — заставляют меня быть продуктивным. Поскольку успех также является коллективным явлением, наша реакция на качественную работу или талантливых людей может повлиять на нашу судьбу.

Творческий подход в сочетании с упорством, присущим Джону Фенну, не только придаёт нашей жизни смысл, но и является истинным секретом успеха на протяжении всей карьеры. Японский художник Кацусика Хокусай — прекрасный пример. «Всё, что я создал до 70 лет, не стоит принимать во внимание. В 73 года я узнал лишь малую часть о том, как на самом деле устроена природа, — написал он в 75 лет. — Когда мне исполнится 80 лет, я добьюсь ещё большего прогресса. В 90 лет я проникну в тайну вещей. В 100 лет я достигну удивительной стадии, а когда мне исполнится 110 лет, всё, что я делаю, будь то точка или линия, оживёт».

Хокусай дожил до 89 лет. Свои самые яркие работы он создал в последнее десятилетие жизни, включая знаковую гравюру «Большая волна в Канагаве».

Специально для читателей моего блога Muz4in.Net — по статье Albert-László Barabási

P.S. Меня зовут Александр. Это мой личный, независимый проект. Я очень рад, если Вам понравилась статья. Хотите помочь сайту? Просто посмотрите ниже рекламу, того что вы недавно искали.





Copyright Muz4in.Net © - Данная новость принадлежит Muz4in.Net, и являются интеллектуальной собственностью блога, охраняется законом об авторском праве и не может быть использована где-либо без активной ссылки на источник. Подробнее читать - "об Авторстве"

Вы это искали? Быть может это то, что Вы так давно не могли найти?

Имя *:
Email:
Код *: