Мобильное меню


Ещё разделы
ПОДПИСЫВАЙСЯ
Картинки
Форма входа
ОнЛайн
Онлайн всего: 32
Гостей: 32
Пользователей: 0
Реклама
Белые буквы на черном фоне
© Елена Гвозденко" data-img="http://cs320217.vk.me/v320217275/1030/msXz66SDQyg.jpg">
ИСЧЕЗАЮТ СТАРИКИ

Исчезают старики. Улицы городов больше не место для тех, кто перешагнул солидный возрастной рубеж. Все реже наблюдаю сгорбленные фигурки, теряющиеся в реках машин, текущих даже по тротуарам и дворам. В нашем мире, мире агрессии, всеобщего хамства, мире беспредельных амбиций, старый больной человек воспринимается как обуза, как препятствие на пути, как ненужное напоминание о бренности живого. Мы-то уж точно не будем передвигаться, как тот старик, опираясь на клюку. И если нас и ждет немощь, то будет она исключительно красивой – в окружении любящих отпрысков и дорогих игрушек. Удивительно, сколько в этом игнорировании стариков собственных страхов.
Вы заметили, что из дворов исчезли скамейки? Больному человеку теперь просто невозможно выйти за пределы собственной квартиры. Говорят, что скамейки мешают жильцам, что ночью они притягивают бездомных и агрессивную молодежь. Возможно. Во времена моего детства дворы были местом отдыха, лавочки-столики стояли у каждого подъезда. Куда делись деревья, газоны, спортивные площадки? Удивительно, в те времена не знали слова «бомж», а местные алкоголики, не рассчитав дозу принятия, прятались от людского осуждения. Молодым людям не приходило в голову оглашать окрестности по ночам. Может потому, что наутро юноши и девушки спешили на учебу или работу? Или потому, что тогда в нашем лексиконе так живо было слово «совесть»?
Двор моего детства. Почему же так щемяще-больно от невозможности вдыхать сладкий запах абрикосового варенья, доносящегося из всех квартир разом. «На рынок привезли дешевые абрикосы», - звучала фраза-сигнал на одной из лавочек. А ранним утром дом просыпался от позвякивания бидонов-ведерок, к вечеру запах варенья пропитывал все – и лестничные пролеты, и деревянные двери, глянцево поблескивающие в лучах закатного солнца. Мы хвалились съеденными пенками и оттирали чумазые лица.
Конец декабря с его апельсиново-хвойным ароматом, в который вплетался дух домашней выпечки. Мы шумной стайкой проводили инспекции по квартирам, чтобы выбрать самую красивую елку. Отяжелевшие от угощений, вместе с отцами, которые почему-то в это время «путались под ногами», строили огромную горку и лепили снеговиков. Варежки очень часто закатывались в снежный ком, и приходилось их искать. А еще катать надо было по глубокому снегу, а иначе туловище снежной бабы покрывалось грязным налетом и ворсом из прошлогодних травинок. Снег обязательно должен быть «мокрым», «сухой», промороженный непременно рассыпался серебристым фонтаном, не желая принимать какую-то форму. Вместе с лавочками из наших дворов исчезли и снеговики. Рвем нити.
Наблюдаю за редкими фигурками, стыдливо пробирающимися по тропинкам двора, и понимаю, насколько старики моего детства были счастливее современных. Пусть их рацион состоял из продуктов, которые удавалось «достать», когда в магазинах что-то «выбрасывали», пусть их вечера не скрашивали бесконечные сериалы, а сопровождались детскими криками – «наши-то опять в кино, а мне сиди с этими сорванцами», но их лица были озарены собственной значимостью. Не было в них этого выражения виноватости за то, что дожил до преклонных лет, не было такого щемящего одиночества… Мне даже кажется, что в былые времена по-настоящему одиноких стариков и не было вовсе. Как можно ощущать себя одиноким, если живешь в большой семье – семье своего двора. «Марь Иванна, в угловом выбросили кур. Правда, куры очень смахивают на тощих цыплят. Но я взяла вам парочку». «Марь Иванна, вы вечерком с нашими оболтусами не посидите? В кинотеатре новый фильм. Муж достал билеты». «Марь Иванна, я – на рынок. Не надо ли чего?».
Но самое страшное, что ушло из лиц современных стариков – достоинство, гордость за честно и не зря прожитую жизнь. Марь Иванна из прошлой нашей жизни, горделиво раскладывала перед соседскими ребятишками пожелтевшие фотографии. Она рассказывала о заводе, который строила во времена своей юности, о войне, в которую погиб ее муж, а она сама, совсем еще молодая женщина, работала в две смены, чтобы у наших солдат были снаряды бить фашистскую нечисть. И в светлых ее глазах было столько надежды, что эти-то вот «сорванцы» обязательно будут жить в справедливом сытом мирном обществе. А мы, те самые "оболтусы" дня сегодняшнего? Как легко мы переписываем историю, смакуем их ошибки, с высоты мирного сытого времени судим и судим... Всмотритесь в глаза современных стариков. Все, что они созидали, все, во что верили, так легко низводится нами, так легко, что становится страшно. А что о нас будут говорить наши потомки?
© Елена Гвозденко
Категория: Задумайся

Человек был беден, но никогда не соглашался продать коня. Однажды утром он не обнаружил коня в стойле. Собралась вся деревня и все осудили старика:

"Ты - глупый старик, - говорили ему. - Мы знали, что когда-нибудь коня украдут. Уж лучше бы ты его продал. Что за невезение!"
Старик сказал: "Я не знаю всей истории. Я не знаю, ушел ли он, или его увели. Есть факт, все остальное - суждение. Является это невезением или благословлением, я не знаю, потому что все это только часть. Кто знает, что последует за этим?"

Люди засмеялись. Они всегда знали, что он немного ненормальный. Но спустя пятнадцать дней конь неожиданно вернулся, мало того, он привел с собой четырех жеребят.

Люди снова собрались и сказали: "Ты был прав, старик, это не было невезением, это - благо".

И опять старик сказал: "Я не знаю всей истории. Знаю только, что коня не было, потом он вернулся. Кто знает, благословение это или нет? Вы прочли единственное слово в предложении - как вы можете судить о целой книге?"

Но люди все равно решили, что он не прав, ведь коней стало больше! У старика был единственный сын. Он начал объезжать жеребят и спустя неделю упал и сломал ногу.

Люди сказали: "Вот ведь невезение! Твой единственный сын лишился возможности ходить, а ведь он был тебе единственной поддержкой! Уж лучше бы ты тогда продал коня, были бы хоть деньги".
И в который раз старик ответил им: "Вы одержимы суждением, не заходите так далеко. Я только знаю, что сын упал и сломал ногу. Никто не знает, невезение это или благословение".

Так случилось, что через несколько недель в стране разгорелась война, и всю молодежь забрали в армию. Только сын старика остался, потому что был покалечен. Все жители плакали, потому что сражения были проиграны и большинство молодежи погибло.

Люди пришли к старику и сказали ему: "Ты был прав, это оказалось благом. Может быть, твой сын и покалечен, но он с тобой, наши сыновья ушли навсегда".

И снова старик сказал: "Вы продолжаете судить. Я не знаю всей истории, и никто не знает. Суждение означает застывшее состояние ума. Не судите, иначе вы никогда не станете едины с целым."

В действительности путешествие никогда не заканчивается. Одна часть заканчивается, зато другая начинается, одна дверь закрывается, другая - открывается. Вы достигаете вершины, но появляется другая, более высокая. Жизнь есть бесконечное путешествие." data-img="http://cs320217.vk.me/v320217275/1030/msXz66SDQyg.jpg">
ПРИТЧА О ВОСПРИЯТИИ ПРОИСХОДЯЩЕГО

Жил-был в деревне старый человек. Он был очень беден, но даже короли завидовали ему, потому что у него был прекрасный белый конь. Ему предлагали за коня баснословные деньги, но старик говорил: "Этот конь для меня не конь, а личность. Как можно продать личность, друга?"

Человек был беден, но никогда не соглашался продать коня. Однажды утром он не обнаружил коня в стойле. Собралась вся деревня и все осудили старика:

"Ты - глупый старик, - говорили ему. - Мы знали, что когда-нибудь коня украдут. Уж лучше бы ты его продал. Что за невезение!"
Старик сказал: "Я не знаю всей истории. Я не знаю, ушел ли он, или его увели. Есть факт, все остальное - суждение. Является это невезением или благословлением, я не знаю, потому что все это только часть. Кто знает, что последует за этим?"

Люди засмеялись. Они всегда знали, что он немного ненормальный. Но спустя пятнадцать дней конь неожиданно вернулся, мало того, он привел с собой четырех жеребят.

Люди снова собрались и сказали: "Ты был прав, старик, это не было невезением, это - благо".

И опять старик сказал: "Я не знаю всей истории. Знаю только, что коня не было, потом он вернулся. Кто знает, благословение это или нет? Вы прочли единственное слово в предложении - как вы можете судить о целой книге?"

Но люди все равно решили, что он не прав, ведь коней стало больше! У старика был единственный сын. Он начал объезжать жеребят и спустя неделю упал и сломал ногу.

Люди сказали: "Вот ведь невезение! Твой единственный сын лишился возможности ходить, а ведь он был тебе единственной поддержкой! Уж лучше бы ты тогда продал коня, были бы хоть деньги".
И в который раз старик ответил им: "Вы одержимы суждением, не заходите так далеко. Я только знаю, что сын упал и сломал ногу. Никто не знает, невезение это или благословение".

Так случилось, что через несколько недель в стране разгорелась война, и всю молодежь забрали в армию. Только сын старика остался, потому что был покалечен. Все жители плакали, потому что сражения были проиграны и большинство молодежи погибло.

Люди пришли к старику и сказали ему: "Ты был прав, это оказалось благом. Может быть, твой сын и покалечен, но он с тобой, наши сыновья ушли навсегда".

И снова старик сказал: "Вы продолжаете судить. Я не знаю всей истории, и никто не знает. Суждение означает застывшее состояние ума. Не судите, иначе вы никогда не станете едины с целым."

В действительности путешествие никогда не заканчивается. Одна часть заканчивается, зато другая начинается, одна дверь закрывается, другая - открывается. Вы достигаете вершины, но появляется другая, более высокая. Жизнь есть бесконечное путешествие.
Категория: Задумайся
О МЕДИЦИНЕ

Советский врач оказывал помощь, а российский оказывает услугу...

© Главный онколог России Михаил Давыдов
Категория: Задумайся
Можно бесконечно переживать своих родитедей как людей, нарисовавших не тот рисунок. А можно начать переживать себя как ребёнка с полным ведром краски, стоящего перед огромным листом бумаги. Взирающего на жизнь со смесью интереса и страха, восторга и ужаса, азарта и радости, а ещё любви неимоверной, замешанной среди всего этого в твоей палитре.

Можно бесконечно переживать себя как человека, который лежит на полу в тёмной комнате. А можно хотя бы попробовать пережить себя как человека, который встал на ноги и зажег свет.

Можно переживать других людей как тех, кто хорошо устроился. А можно подойти и хорошо устроиться рядом.

Можно переживать жизнь как нечто сложное и непонятное, непредсказуемое. А можно начать переживать ее как набор простых действий, приводящих к определённым результатам. Выбирая эти действия, совершая эти действия, пробуя, ошибаясь, снова пробуя и продвигаясь в заданном направлении. Заданном не только тобой, но ещё и общим течением жизни, в котором уже никак невозможно быть одиноким.

Аглая Датешидзе
Категория: Задумайся
Федор Иванович Шаляпин вызывает как–то слугу.
— Что прикажете, барин?
— Иван! – говорит Шаляпин. – Только один раз я посылал тебя к балерине передать коробку конфет. Так?
— Так, барин.
— А теперь выясняется, что ты три раза это делал и все от моего имени! Что это значит?
— Барин! Коробка конфет стоит рубль, а она давала мне на чай три рубля… Вот я и решил подработать!
Категория: Задумайся
Один взгляд на книгу, и вы слышите голос другого человека ... возможно, уже мертвого несколько сотен лет. На протяжении тысячелетий автор ясно и тихо говорит прямо в вашей голове, обращаясь прямо к вам. Писательство - это, пожалуй, величайшее из человеческих изобретений, связывающее людей, жителей далеких эпох, которые никогда не знали друг друга.

- Карл Саган
Категория: Задумайся
Еду с таксистом.
Нет. Он не слушал Михайлова. И не эксперт в политике.
Нормальный, прилично одетый мужик (63 года), с очень чистой грамотной речью. Говор старого москвича.
Вежливый и все–такое.
Говорит:
— Извините, мне внучку надо поздравить. Три года сегодня ей.
И как–то разговорились с ним и дошла у нас речь до роддома. :)
Говорит, привезли дочь рожать. Врачи бросили в коридоре.
Час прошел. Второй идет.
— Я говорю врачам, помогите. Ей плохо. А у них там понимаешь банкет. Ничего, говорят. Подождет. Еще ее время не пришло.
Хороший роддом. Областной.

— Я говорю, она уже синеет. Вы мне моего ребенка убьете. И внучку. Идите, гражданин. Все рожали, она не первая. Скоро начнем. И не начинают. У меня высшее образование. Я вроде веду себя вежливо, по правилам. А они не слышат. Но понимаете, у меня еще три ходки. Общей суммой в пятнадцать лет. И я дал себе слово, когда вышел в последний раз, что никогда не буду больше лезть в прошлое. Но видно пришло время. Я включил все, что знал оттуда. Заговорил на языке, который попытался забыть. О том что я с ними сделаю, как и где они будут собирать от себя запчасти. Вы знаете, сработало. Они бледные встали из–за стола и пошли принимать роды. Вот почему с людьми нельзя говорить как с людьми? Они просто тебе не слушают. А когда превращаешься в зверя, так сразу все делается.
Категория: Задумайся
Я буду уставать, бояться и срываться на ребенка снова и снова. Но я хочу запомнить это.

Мой сын без остановки что-то просил — мультфильм, сухарик, говорить голосом робота, снова мультфильм, пойти на второй этаж, включить воду в ванной, выключить воду в ванной, играть, и еще играть, и еще. Он ходил туда-обратно, дергал меня за одежду, много раз подряд задавал один и тот же вопрос, не дожидаясь ответа.

Мне нужно было готовить ужин, переодеваться, отвечать на срочное сообщение, спланировать день так, чтобы никуда не опоздать, и думать о том, откуда взять деньги на оплату квартиры в следующем месяце.

И я сорвалась — недопустимо и в очередной раз. Накричала.

Ушла в комнату плакать от бессилия и стыда. Слышу, на кухне тишина.

Только ложка по тарелке стучит. Каша, наверное, остыла. Бедный мой мальчик ужинает, проглатывая слезы. Ребенок, который ни в чем не виноват.

Потом — какой-то треск и сразу горький плач. Иду смотреть, что случилось. Вообще-то, я не собиралась никуда идти. Я только что оставила плачущего ребенка один на один с маленьким огромным горем, и ушла переживать своё. Но я слышу, как он плачет, и встаю. Я еще не знаю, что буду делать — снова ругаться или утешать. Я еще не знаю.

Сын порвал крупные бусы, которые висели на стене в кухне. Зажал в кулачке две бусины и плачет в ужасе, предвидит мой крик. Сжимается в комок, боится и краснеет, потому что не может дышать от страха.

Он сквозь слезы кричит: «Я случайно, я бусы порвал, ты будешь ругаться, я случайно, мама».

Мой ребенок космически одинок, ему совершенно не на что опереться.

Также, как была одинока я несколько минут назад. Его (как и меня) никто, совершенно никто не может утешить. Кроме меня самой.

Я вижу, как обнимаю его и слышу, как звучит мой голос — ласково и спокойно.

Я не переставая говорю ему, что не сержусь и не стану ругаться, я помогаю собрать бусины и вместе с ним на руках иду искать крепкую нитку, чтобы собрать их снова, я рассказываю, как часто что-то ломаю — в этом нет ничего страшного.

И с каждым словом моё сердце, черное от злости и страха, расправляется.

Становится таким, каким было задумано от рождения.

Я устала, я очень боюсь. Я буду уставать, бояться и срываться снова и снова. Но я хочу запомнить это.
Запомнить, какое глубокое движение внутри происходит тогда, когда рассыпаются бусы.

Запомнить момент, когда они падают и катятся под стол. Момент, когда я собираюсь кричать на ребенка. Момент, когда я выбираю этого не делать.

Когда я обнимаю его и ласково говорю: «С тобой всё в порядке».

Со мной уже нет, а с тобой, мой маленький, пока ещё всё в порядке.

Мария Рожкова
Категория: Задумайся